История одного строительства.
ТВиттер
   
 
фундамент дома фундамент дома наш дом скважина на воду наш дом стропила крыши септик фундамент дома сруб

 
Затраты на строительство:
- за 2014 год
- за 2013 год
- за 2012 год
- за 2011 год
- за 2010 год
- за 2009 год
- за 2006 год

 

Пинк флойд стена смысл песни


История песни Another Brick in the Wall – Part II” от Pink Floyd

Учителя, любите своих подопечных и честно выполняйте профессиональные обязанности. В противном случае, не исключено, что кто-то из ваших учеников вырастет талантливым музыкантом и посвятит системе образования песню, которая совсем вас не обрадует. Вот преподавателям Роджера Уотерса из кембриджширской школы наверняка было неприятно слушать композицию “Another Brick in the Wall – Part II”, которую сочинил их знаменитый выпускник.

Бас-гитарист группы Pink Floyd никогда не скрывал, что школа вызывала у него отвращение. Он вспоминал, что учителей больше интересовала тишина в классе, чем знания учеников, а оскорбления детей являлись обычной составляющей учебного процесса:

О, это было отвратительно, просто ужасно. Она [песня] не задумывалась как повальное осуждение всех учителей, но плохие действительно способы изматывать людей.

BBC Radio 1, 1979

История песни началась летом 1978 года, когда Роджер Уотерс представил коллегам по группе наброски будущего концептуального альбома “The Wall”. В числе незавершенных треков, находившихся на разных стадиях готовности, была композиция под названием “Another Brick in the Wall – Part II”.

Исполняется она от лица главного героя “Стены”, мальчика по имени Пинк Флойд, который не хочет, чтобы школа промывала ему мозги, превращая в серую массу безликих граждан. Основную идею “Another Brick in the Wall – Part II” Роджер Уотерс объяснил так:

Во всем мире вы не найдете большего сторонника образования, чем я. Но образование, которое я получил в пятидесятые годы в средней школе для мальчиков, было очень жестким и вынуждало к непокорности. Учителя были слабы и потому оказывались легкими мишенями. Песня задумывалась как бунт против заблуждающегося правительства, против людей, который имеют над тобой власть, которые ошибаются. Тогда она, безусловно, требовала, чтобы ты восстал против этого.

Mojo, 2009

Изначально песня состояла из куплета и припева, которые Уотерс намеревался исполнять под акустическую гитару. По воспоминаниям Мэйсона, она была «траурной, наводящей тоску вещью». Окончательный вариант появился в результате кропотливой студийной работы при непосредственном участии продюсера Боба Эзрина, благодаря которому песня приобрела неожиданный для Pink Floyd диско-ритм.

Идея оживить композицию детским вокалом также пришла в голову Эзрину. Поисками подходящего коллектива занялся звукоинженер Ник Гриффитс из Britannia Row. Он договорился с руководителем хора школы Islington Green, что его коллектив споет в обмен на возможность бесплатно записаться в студии.

Результат впечатлил музыкантов Pink Floyd. Уотерс вспоминал:

Меня и сейчас пробирает дрожь при воспоминаниях о чувстве, которое я испытал, услышав, как те дети поют эту песню.

Хотя изначально партия детского хора задумывалась как фон, стало ясно, что ее нужно выдвинуть на передний план и сделать главной «фишкой» композиции.

Когда “Another Brick in the Wall – Part II” стала хитом, она подверглась жесткой критике. Многие увидели в ней призыв отказаться от образования и посчитали ее крайне вредной для молодого поколения. Слово Уотерсу:

Песня доводила людей до неистовой ярости. Они думали, что когда я сказал: “Нам не нужно образование”, – это было сродни приземленной революционной позиции. Но если вы послушаете ее в контексте, это ведь явно не так.

Привлечение школьников к записи трека тоже вызывало негодование о представителей сферы образования и родителей, но их бурная реакция лишь способствовала раскрутке песни.

“Another Brick in the Wall – Part II” номинировалась на «Грэмми», но не получила награду. Она входит в рейтинг 500 величайших песен всех времен, составленный Rolling Stone, а также ряд других авторитетных списков.

Существует несколько видеоклипов для песни, включая тот, что был смонтирован на основе фильма «Стена». Мы же посмотрим оригинальный промо-ролик, выпущенный в 1979 году.

Интересные факты

  • Двойное отрицание в строчке “We don’t need no education” может быть намеренно допущенной ошибкой, призванной указать на низкое качество образования.
  • После выхода песни разразился скандал из-за того, что школьный хор пел бесплатно. В итоге школа получила тысячу фунтов.
  • В 1980 году студенты в ЮАР пели ее во время акций протеста.
Текст песни
Another Brick in the Wall – Part II
Перевод песни
Another Brick in the Wall – Part II
We don’t need no education
We don’t need no thought control
No dark sarcasm in the classroom
Teachers leave them kids alone
Hey!
Teacher, leave them kids alone!
All in all it’s just another brick in the wall
All in all you’re just another brick in the wall
Нам не нужно образование,
Нам не нужен контроль мыслей,
Не нужен мрачный сарказм в классе –
Учителя, оставьте детей в покое
Эй!
Учитель, оставь детей в покое!
В конце концов, это лишь еще один кирпичик в стене
В конце концов, ты – лишь еще один кирпичик в стене
We don’t need no education
We don’t need no thought control
No dark sarcasm in the classroom
Teachers leave them kids alone
Hey!
Teacher, leave us kids alone!
All in all you’re just another brick in the wall
All in all you’re just another brick in the wall
Нам не нужно образование,
Нам не нужен контроль мыслей,
Не нужен мрачный сарказм в классе –
Учителя, оставьте детей в покое
Эй!
Учитель, оставь детей в покое!
В конце концов, ты – лишь еще один кирпичик в стене
В конце концов, ты – лишь еще один кирпичик в стене
Wrong! Do it again!
If you don’t eat your meat, you can’t have any pudding!
How can you have any pudding if you don’t eat your meat?
You! Yes! You behind the bike sheds! Stand still laddie!
Неправильно! Еще раз!
Если не съешь мясо, пудинга не получишь!
Куда тебе пудинг, если ты не ешь мясо!
Ты! Да! Ты, за навесом для велосипедов! Парень, стой спокойно!

song-story.ru

Another Brick in the Wall — Википедия

«Another Brick in the Wall» (с англ. — «Ещё один кирпич в стене») — название трёх песен из рок-оперы The Wall (1979) группы Pink Floyd, являющихся вариациями на одну основную тему и имеющих подзаголовки Part I, Part II и Part III (часть I, часть II и часть III соответственно). Все три песни были написаны бас-гитаристом Pink Floyd Роджером Уотерсом, который в то время являлся одним из ведущих авторов песен группы. Данная песня является одной из наиболее известных в творчестве Pink Floyd.

Это был первый сингл группы после «Point Me at the Sky» (1968), выпущенный в Великобритании. Часть II песни была номинирована на премию Грэмми за «лучшее исполнение рок-дуэтом или группой», однако премию получила песня Боба Сигера «Against the Wind». Кроме того, Часть II была включена под номером 375 в список 500 величайших песен всех времён по версии журнала Rolling Stone[1]. Всего в мире было продано более 4 миллионов копий этого сингла.

В 1980 году песня была использована в качестве гимна протеста чернокожими студентами в ЮАР во время проведения ими акций протеста против расовой пропаганды и предвзятости в официальных учебных программах, вследствие чего песня была запрещена правительством[2].

Все три песни объединяет одна общая (с незначительными изменениями) мелодия и тема — добавление в стену отчуждения, которую созидает вокруг себя главный герой The Wall — Пинк Флойд — ещё одного «кирпичика». Каждая часть звучит громче и агрессивней предыдущей: от печали первой части происходит переход к второй, являющейся настоящим гимном протеста; третья же часть представляет собой уже настоящий яростный крик отчаяния. В песне нет припева, но во всех трёх частях последние две строчки начинаются словами «all in all» (с англ. — «в целом, в итоге») и оканчиваются словами «in the wall» (с англ. — «в стену, в стене»; речь идёт о том, что всё вышеперечисленное стало ещё одним кирпичом в стене отчуждения).

Мелодия песни прослеживается также в других песнях The Wall: начало, например, можно услышать несколько видоизменённым в песнях «Hey You», «Waiting for the Worms» и «The Trial».

Содержание[править | править код]

Первая часть и в фильме, и на оригинальном альбоме следует за «The Thin Ice» (с англ. — «Тонкий лёд») и связана с ней общей темой. В «The Thin Ice» поётся о хрупкости семейного счастья, а в первой части «Another Brick in the Wall» — гибели отца главного героя во Второй мировой войне: прямым текстом это нигде не говорится, но следует из контекста: в конце «In the Flesh?» звучит гул самолёта, а сама песня начинается со слов «Daddy’s flown across the ocean» (с англ. — «папочка улетел за океан») — намёк на отца Уотерса, также погибшего на войне. Потеря отца становится первым шагом для построения стены отчуждения.

Большую часть песни занимает гитарное соло, начинающееся после завершения всех слов и сопровождающееся криками играющих детей.

В фильме[править | править код]

В фильме «Стена» песня сопровождается кадрами матери Пинка, молящейся в церкви, оплакивающей погибшего мужа. В это время ребёнок-Пинк находится также в церкви и играет с игрушечным самолётиком среди кресел. После этого показывается сцена в парке, где гуляющий Пинк смотрит на детей, с которыми играют их родители. Он подходит к одному мужчине и просит подсадить его на карусель, но тот сначала спрашивает, где родители Пинка. Мальчик отвечает ему, что мама оставила его одного и ушла за покупками. Мужчина подсаживает его на карусель и Пинк, радуясь, катается на ней, но когда мужчина уходит со своим сыном, и Пинк бежит за ним и пытается подать ему руку, тот недовольно отдёргивает её и говорит, что у Пинка на это есть свои родители.

Содержание[править | править код]

Вторая часть «Another Brick in the Wall», одна из самых известных песен Pink Floyd, рассказывает о проблемах образования и издевательствах над детьми, опять же развивая мысли предшествующей ей «The Happiest Days of Our Lives». В отличие от первой и третьей частей её исполняет не только Уотерс: вместе с ним поёт и Гилмор, а вторую часть (текстово идентичную первой) исполняет детский хор школы «Islington Green School».

В фильме[править | править код]

Во время «The Happiest Days of Our Lives» показывается сцена, в которой учитель подходит к парте Пинка и смотрит в его записи, где находит стихи. Зачитав их (используются слова первого куплета «Money»), он при всех унижает Пинка и вновь заставляет класс зазубривать определение акра. Обиженный Пинк представляет себе следующую картину: дети, одетые в школьную форму шагают по конвейеру, на каком-то этапе все становятся одинаково безликими (на детях надеты маски телесного цвета), а в конце все они падают в гигантскую мясорубку. Во время второго куплета толпа детей поёт слова песни, стоя на территории воображаемого завода, а затем сидя за партами. Как только заканчиваются слова — все они разом встают и начинают крушить комнаты, разбивать пожарные щиты, сжигать мебель. В конце видны кадры горящей школы и детей, тащащих куда-то своего учителя. После этого снова показывается Пинк, грустно сидящий за партой и слушающий учителя, и класс, повторяющий его слова.

Клип[править | править код]

Клип состоит из специально отснятых сцен, а также анимационных кадров из фильма и некоторых новых. В клипе снят детский хор, исполнивший часть песни. Большая часть «кинематографических» сцен показывает детей, играющих на площадке, идущих по улицам, а также по балконам одного здания. Кроме того, присутствуют кадры, показывающие огромную куклу, символизировавшую учителя на концертах The Wall. Анимационные кадры, включённые в клип, в фильме сопровождают песни «Waiting for the Worms» (шагающие молотки) и «The Trial» (учитель-марионетка, учитель, пропускающий детей сквозь школу-мясорубку и стена, захлопывающаяся кольцом вокруг маленькой фигурки человека).

Содержание[править | править код]

Третья часть символизирует завершение строительства стены вокруг героя. Он эмоционально говорит о том, что ему никто не нужен и ничто не нужно, что всё лишь привело к возведению стены. После этого звучит финальная песня первой пластинки The Wall «Goodbye Cruel World» (рус. Прощай, жестокий мир).

В фильме[править | править код]

Взрослый Пинк, разрушивший во время припадка ярости свой гостиничный номер, падает без чувств. Перед его глазами проносится всё, что привело к возведению стены, а после этого он сам оказывается перед высокой несокрушимой стеной.

Кавер-версия песни в исполнении ню-метал-группы Korn вышла синглом, а также была включена в их альбом-сборник Greatest Hits vol. 1. Песня стала регулярной частью выступлений Korn в 2004 и 2005, и исполнялась в финальной части концертов, с Джонатаном Дэвисом выходящим с факелом в начале песни. Также концертная версия кавера «Another Brick in the Wall» вошла в расширенное издание сингла «Word Up!» и в сборник Live and Rare (выпущенный Sony BMG 9 мая, 2006). 12 ноября, 2004 на песню вышло видео с концертного выступления в туре Projekt Revolution 2004, снятое Биллом Юкичем. Песня вошла в стандартный сет-лист тура 2007 года Family Values Tour, исполняемая в конце выступления, исключив Blind, Freak on a Leash и Evolution. В этой версии все три части исполнялись вместе, а после них ещё и следовала «Goodbye Cruel World», идущая на первом диске The Wall за третьей частью песни и завершающая его.

Кавер-версия песни в исполнении группы Class of ’99, с вокалом Лейна Стэйли (Alice in Chains) и гитарой Тома Морелло (Rage Against the Machine, Audioslave), появилась на саундтреке к фильму Роберта Родригеса «Факультет». Исполнение этой кавер-версии часто ошибочно приписывают группе Marilyn Manson.

  • Fitch, Vernon. The Pink Floyd Encyclopedia (3rd edition), 2005. — ISBN 1-894959-24-8.
  • Fitch, Vernon and Mahon, Richard, Comfortably Numb — A History of The Wall 1978—1981, 2006.

ru.wikipedia.org

Рушить ли стену? История создания песни Pink Floyd «Another Brick in the Wall» | Культура

К примеру, Роджер Уотерс, солист и бас-гитарист коллектива Pink Floyd, выпускник школы из Кембриджа, взял и на весь мир спел песню «Another Brick in the Wall», которая посвящена системе образования в Англии в 50-е годы прошлого века. И в этой песне звучат отнюдь не слова благодарности бывшим учителям…

Сам Уотерс, да и другие участники знаменитой группы Pink Floyd не скрывали, что воспоминания о школе и учителях вызывали у них глубокое отвращение. К примеру, Сид Баррет, гитарист музыкального коллектива, говорил, что преподавателей больше всего интересовало то, как дети сидят за партой, и тишина, которую должны были соблюдать на занятиях воспитанники. Оскорбления детей являлись обычным делом, и никто не задумывался о том, как было тяжело их выносить ребенку под дружный хохот одноклассников:

«Это было ужасно. Но сама песня ни в коем случае не высмеивала всех учителей, а только тех, у кого действительно были недюжинные силы, чтобы оскорблять и унижать детей».
Р. Уотерс, 1979 г. BBC Radio

История песни началась с кратких набросков, которые были написаны в 1978 году. Тогда Уотерс презентовал свои новые песни к альбому The Wall, в числе которых и была эта песня. Она была на незавершенной стадии, требовались большие доработки и исправления композиции. Сама песня исполняется от первого лица. Главный герой композиции — школьник, ему не хочется терпеть глупую систему образования. Кадр из клипа Pink Floyd «Another Brick In the Wall»
Фото: Источник

Преподавательское мастерство направлено не на качество знаний, умений и навыков школьников, а всего лишь на обеспечение тишины в классе. Само учебное заведение рассматривается как «фабрика клонов», которые впоследствии будут пущены на «фарш». Но ученикам надоедает терпеть жестокое обращение. Дети с силой громят парты, стулья, окна и устраивают пожар. Сам же автор песни, Роджер Уотерс, объяснил такую задумку так:

«Я самый главный сторонник образования. Но то воспитание, которое получил я в своей школе в Кембридже, оставляет желать лучшего. Учителя были излишне жестокими, а мы были слабы и беспомощны. Эта песня направлена на тех, кому надоело терпеть террор, она создана для того, чтобы восстать против несправедливости. Школа — это чудесно. Так зачем же отравлять жизнь детям такими методами воспитания?»

Кадр из клипа Pink Floyd «Another Brick In the Wall»
Фото: Источник

В процессе создания песни рассматривались очень многие варианты ее исполнения. Автор хотел петь ее под гитару, но получалось очень устрашающе. Когда за дело взялся продюсер Боб Эзрин, песня получилась в варианте «диско», что было категорически несвойственно для группы. Ну, а звукорежиссеру Нику Гриффитсу пришла в голову идея, чтобы в композиции пел детский хор. По его словам, это добавило в песню большего колорита и бунтарства.

Кадр из клипа Pink Floyd «Another Brick In the Wall»
Фото: Источник

«Почему бы и нет? Дети — это маленькие мятежники. Я заручился согласием с директором детского хора школы Islington Green, он был очень доволен сотрудничать со мной и с Pink Floyd». Ник Гриффитс.

Результат удивил даже самих участников группы. Все были ошеломлены и даже напуганы тем, как проникновенно дети исполняют «Another brick in the wall». Но саму композицию Pink Floyd излишне раскритиковали, и в первую очередь — из-за бунтарского призыва отказаться от устоявшейся системы образования в Англии.

Кроме того, песня имела большую популярность среди школьников и студентов, что не понравилось родителям и преподавателям. Но такая реакция лишь добавила ей популярности. Фото: Источник

Песня «Another Brick in the Wall» вошла в список величайших песен по версии журнала «Rolling Stone». Данная композиция рок-музыки не считается забытой, интерес к ней возрастает с каждым днем все больше и больше. Только она призывает не «отказаться от образования», а лишь улучшить его систему и не терпеть насилие в школе.

shkolazhizni.ru

PINK FLOYD — история альбома «The Wall» («Стена») (1979) | КУР.С.ИВ.ом

Автор статьи: Сергей Курий
Рубрика «Зарубежные хиты»

«…Как мне заполнить бреши?
Как мне закончить стену?».
(Р. Уотерс «Empty Spaces», пер. Raoul Sanchez)

«У меня было такое ощущение, будто Роджер заглянул себе
внутрь черепной коробки и пригласил весь мир поглазеть
на машинное отделение своего подсознания. Это смелый и очень
нужный поступок серьезного художника, который ищет общения и
утешения тем, что делится сутью своих духовных надежд и желаний».
(Т. Уайт)

На том плачевном концерте казалось всё шло своим чередом: на круглый экран проецировались забавные картинки, в воздухе парили надувные свиньи, толпа ревела и восторгалась. Один из таких непрестанно орущих и жестикулирующих поклонников чем-то вывел из себя вокалиста группы Роджера Уотерса. Тот подозвал «фэна» к себе и в порыве какой-то брезгливой ненависти… плюнул поклоннику в лицо. Этот случай ошарашил Уотерса не меньше (а, скорее всего, больше) самого оплеванного, и заставил вокалиста PINK FLOYD крепко призадуматься над тем, что произошло: почему это он стал плевать на людей, и вообще, за какими эмоциями приходят эти люди на их концерты?

Р. Уотерс:
«Мы неустанно играли перед толпами почитателей на стадионах и в огромных зрительных залах. И все время нас преследовал вопрос: Кто из них понимает нашу музыку, наши песни, и содержащиеся в ней драматические послания? Сколько из них приходят только дать выход своим чувствам… Магия рухнула под весом масс. Мы стали привыкать к росту популярности. Я ощущал на себе возрастающее отчуждение в атмосфере алчности и эгоизма, вплоть до того вечера на стадионе «Олимпик» в Монреале, когда котел моих разочарований лопнул. Какой-то бешеный фанатичный подросток прорвался за сеть загона для человечьего стада перед сценой, воплем выражая восторг перед полубогами вне его досягаемости. Доведенный его недопониманием и моим собственным попустительством, я выплюнул свою досаду ему в лицо.
Позже, той ночью в отеле, я встал перед выбором. Или не замечать этого привыкания, принимать «уютное оцепенение» и «безмагическое» существование, или взяться за поиск сути, пойти нехоженым путем, отправиться в весьма болезненное путешествие, дабы уяснить, кто я и на что годен…  Все чаще казалось нам, что между группой и зрителями вырастает стена, тем более грозная, потому что невидимая. Я пришел к выводу: для того, чтобы разрушить эту стену, надо ее прежде всего показать, сделать осязаемой».


Группа PINK FLOYD: Роджер Уотерс, Ник Мейсон, Рик Райт, Дэвид Гилмор.

В этих мрачных раздумьях Уотерс уединяется в сельской местности и приступает к работе над новым… сольником. Да-да, об альбоме PINK FLOYD он тогда и не помышлял. Надо сказать, отношения в группе к тому времени оставляли желать лучшего. Соратники Уотерса, недовольные его творческой диктатурой в группе («Animals» уже был, по сути, полновластным творением Роджера), разбежались по своим виллам и также выпускали сольники. В воздухе повисло ожидание скорого конца PINK FLOYD.

Но нет худа без добра — в дело, как всегда, вмешался случай, кстати, более чем прозаичный. Компания, в которую «пинкфлойдовцы» вложили большую часть своих денег разорилась, и капитал ребяток резко уменьшился до стоимости их недвижимости (домов, студии) и т. п. Сольные проекты поимели либо скромный успех (как сольник гитариста Дэвида Гилмора), либо вообще ничего не поимели (как сольник клавишника Рика Райта). Ситуацию могло спасти лишь одно: выход нового альбома под раскрученным «брэндом» PINK FLOYD, за который многие компании уже готовы были дать аванс в N-ное количество миллионов.

Как ни смешно, единственным творчески состоятельным к этому времени членом группы снова оказался «диктатор» Уотерс, который с сольниками не спешил, и поэтому появился пред ясны очи группы с двумя (!) новыми циклами песен. Именно циклами, ибо Уотерс, как и обещал, ударился в творческий самоанализ. Оба цикла оказались предельно автобиографичны, но деваться было некуда, и группа выбрала один из них, более, так сказать, «универсальный». Он назывался «The Wall» («Стена»).

Стоит сказать, что PINK FLOYD всегда тяготели к глобальным концептуальным работам. Пройдя путь от «психоделлии» времен Сида Барретта,  через отвлеченные «космические» сюиты периода коллективного творчества, группа, начиная со знаменитого альбома «The Dark Side Of The Moon», под предводительством Уотерса становилась все более «земной», ясной и конкретной. Уже в «Animals» PINK FLOYD вплотную подошли к тому, что мы могли бы назвать рок-оперой. Но для рок-оперы альбом был слишком затянут (он состоял всего лишь из трех огромных песен + короткие пролог с эпилогом) и не баловал репризами. «Стена» же, как уже говорилось, стала не только самым многоплановым и связным произведением, но и самым автобиографичным.

Перед мысленным взором слушателя проносится целая драматическая картина человеческой личности — история вымышленной «рок-звезды» под именем… Пинк Флойд! Каждый момент его биографии (потеря отца, детство, школа, женщины, популярность) становится отдельной картинкой, отдельной психологической травмой, отдельным «кирпичом», из которого вокруг героя строится Стена отчуждения, изоляции и непонимания, и одновременно — Стена внутренней защищенности, своеобразной бесстрастной маски.

Р. Уотерс:
«На самом простейшем уровне, что бы плохое ни случалось, человек все больше замыкается в себе. Символически он добавляет еще один кирпич в свою стену, чтобы защитить себя».

Свою Стену Уотерс мыслил изобразить не только аллегорически — планировалось возвести на сцене настоящую преграду между группой и зрителями, постепенно скрывающую их друг от друга. Сперва Уотерс вообще планировал закончить альбом «прощанием с безумным миром» (песня «Good bye Cruel World») и оставить Стену на сцене нерушимой. Но потом Роджера убедили, что слушатели и зрители не воспримут столь гнетущую концовку. «Да, это было бы СЛИШКОМ круто… слишком похоже на «Да пошли вы все на…!», засмеялся Уотерс и согласился, что Стена должна быть разрушена.
Автором идеи разрушения Стены выступил Боб Эзрин — один из основных участников работы над альбомом. Он был не только протеже новой жены Уотерса Кэролайн Кристи, не только сопродюсером альбома и буфером между самолюбием Роджера и других членов группы, но и соавтором. Именно Эзрин принял непосредственное участие в создании сцены Суда («The Trial») и стилизовал эту песню под оперетту.

На помощь проекту был подключен и старый знакомый группы — аниматор Джеральд Скарф, который в свое время участвовал в создании клипа к песне PINK FLOYD «Welcome To The Machine» (1975 г.). Кошмарная, впечатляющая, фантасмагорическая мультипликация Скарфа оказалась созвучной последним настроениям Уотерса, и не перестает восхищать даже спустя четверть века.


Одна из самых впечатляющих сцен мультипликации Скарфа — совокупляющиеся… цветы!

Несмотря на то, что «Стена» вышла под маркой PINK FLOYD, из всех членов группы (кроме Уотерса) непосредственное участие в альбоме принял только Дэвид Гилмор. Правда, как автор музыки он выступил только в двух песнях (но зато каких!) — «Comfortably Numb» и «Run Like Hell». К тому же его заслугу, как «аранжировщика и консультата» никогда не отрицал и сам Уотерс.

И вот в конце 1979 года «Стена» наконец-то была «достроена», «разрушена» и отдана в виде двойного альбома на суд слушателей. Эта квинтэссенция отчаяния и самоанализа стала последним ярким достижением группы PINK FLOYD.

***
История рок-звезды Пинка и его Стены (краткое содержание альбома):

Альбом открывает ерническое предложение Уотерса посетить очередное стадионное шоу («In the Flesh?»). Автор издевательски спрашивает воображаемых слушателей: «Что вы хотите увидеть?… Просто ощутить дрожь возбуждения?… Или взглянуть, что скрывается под масками?».
Помпезное вступление завершается звуком пикирующего бомбардировщика[1],  раздается взрыв, уносящий из жизни отца главного героя, а вслед за ним — плач рожденного ребенка. Путь нового существа по «тонкому льду жизни» («The Thin Ice») начался. Безотцовщина кладет первый кирпич в Стену Пинка. Второй кирпич закладывает бесчеловечная система образования, построенная на унижении личности и стирании индивидуальности.

«Нам не нужно образование.
Нам не нужен контроль над мыслями,
Не нужен мрачный сарказм в классах.
Учителя, оставьте детей в покое!
Эй, учитель, оставь-ка нас в покое!
Все как есть — это лишь еще один кирпичик в стене.
Все как есть — ты лишь еще один кирпич в стене».
(«Another Brick In The Wall, part 2»)

Отец Роджера Уотерса — Эрик Флетчер Уотерс — действительно погиб в 1944 году за несколько месяцев до рождения сына. Мать долго скрывала это известие, пока Роджер, как и маленький Пинк в фильме Алана Паркера (о нём дальше), не нашел военную форму и похоронку.
Затем Стену помогает возводить чересчур заботливая мать, пытающаяся всеми силами оградить ребенка от реалий жизни, «конторолировать всех его друзей и подружек».

«Тише, детка, не плачь.
Уж мама позаботится, чтобы все твои кошмары стали явью.
Мама вселит в тебя все свои страхи.
Мама никуда не отпустит тебя из-под своего крыла.
Она не позволит тебе воспарить, но может быть позволит попеть.
Мама окружит тебя уютом и теплом
О, детка, конечно же, мама поможет построить стену».
(«Mother») [2]

После следует довольно животрепещущая во времена «холодной войны» и ядерной угрозы (и, к сожалению, не устаревающая) песня «Goodbye Blue Sky», воплотившая в себе антивоенные настроения и страхи.

Затем перед нами появляется уже взрослый Пинк — Пинк рок-звезда, гастролирующий по городам и весям, в то время, когда жена вовсю ему изменяет… Стоит сказать, что женофобные тенденции, подкрепленные жуткой мультипликацией Скарфа и фильмом Паркера (женщина изображается ужасным плотоядным цветком или скорпионом), имели вполне конкретные причины, связанные с недавним разводом Уотерса, стоившим ему немало нервов.

   

В альбоме Пинк, обнаружив, что трубку в его доме поднял мужчина, с горя приводит в номер отеля одну из «группиз», а там внезапно устраивает выход накопившимся эмоциям, круша мебель и аппаратуру («One of My Turns»). В итоге Пинк понимает, что ни секс, ни наркотики не приносят ему ни удовлетворения, ни наслаждения… «Мне вообще ничего не нужно, и не думаю, что мне что-нибудь понадобится», произносит герой и закладывает последний кирпич. Стена достроена и он полностью скрывается за ней от мира.

Тем не менее вторая часть альбома открывается криком о помощи («Hey You») и вопрошением: «Есть ли кто-нибудь с той стороны?» («Is There Anybody Out There?»).
«Никого нет дома» («Nobody Home»), сам себе отвечает автор и представляет в этой песне яркий собирательный образ утомленной рок-звезды. «Это песня обо всех типах людей, которых я знал», говорил Уотерс. И действительно, «перманент от Хендрикса», «ботинки на резинках» и «13 каналов дерьма по ТВ» — это опознавательные знаки бывшего соратника по PINK FLOYD безумного Сида Баррета, «рояль, поддерживающий мои бренные остатки» — язвительный укол в сторону коллеги клавишника Рика Райта, а «блюз, сыгранный опухшей рукой» отсылает нас к Эрику Клэптону — к тому времени доведенному наркотиками и алкоголем до нечеловеческого состояния.
Все это бесцельное и самодостаточное безумие прерывается пронзительной молитвой «Bring The Boys Back Home» («Верните парней обратно домой»), посвященной, видимо, как солдатам, так и потерявшимся в гастрольном угаре музыкантам.
Но Пинк не в силах пробить Стену. Изолированный от мира, лишенный всех желаний, он погружается в «Уютное оцепенение» («Comfortably Numb»).

«…Когда я был ребенком,
я видел быстро промелькнувшую перед глазами картину.
Видел краешком глаза.
Я повернулся, чтобы рассмотреть получше, но опоздал.
И теперь точно не вспомню —
Ребенок вырос.
Сон пропал.
А сам я стал удобно оцепенелым».
(«Comfortably Numb»)

В таком бессознательном состоянии обнаруживает Пинка взломавший дверь концертный менеджер. С помощью медпрепаратов нашего героя кое-как приводят в себя и отвозят на концерт. В воспаленном сознании Пинка концерт из музыкального действа превращается в настоящий фашистский митинг, где рок-звезда чувствует себя этаким фюрером, а безликая толпа становится послушным орудием его воли. И в то же время толпа сама наполняет его своим «коллективным бессознательным», требуя очистить Британию от «отбросов». А кто же сделает это лучше червей?

«Сидя в бункере за своей Стеной,
ожидаю прихода Червей.
В полной изоляции за своей Стеной,
ожидаю прихода Червей.
Жду, что вырубят высохшие деревья,
что очистят от скверны весь город,
что последую за Червями,
что одену черную рубашку,
что вырву всю сорную траву,
что разобью Их окна
и взломаю Их двери,
Предвкушаю окончательный приговор,
который повергнет Их в смятение,
Предвкушаю, как сам уподоблюсь Червям,
как вызову Ливни и разожгу Печи
в ожидании
Гомосексуалистов и Черномазых,
Красных и Евреев,
Предвкушаю, как сам уподоблюсь Червям!
Ты хотел бы видеть вновь
справедливость в Британии, мой друг?
Все, что ты должен сделать —
это последовать за Червями!
Ты хотел бы отпустить своих
цветных братьев домой, мой друг?
Все, что необходимо сделать —
это уподобиться Червям!»
(«Waiting For The Worms»)

В анимации по улицам городов шествуют ужасные скрещенные молотки — выдуманный Скарфом символ новоявленных скинхедов, возглавляемых Пинком, — молотки, готовые размозжить голову любому, вставшему на их пути. Кровь… Насилие… Разрушение…

«…Есть ли Гомосексуалисты в ночном театре?
Живо их к Стене!
Вон кто-то в свете прожектора —
Он боится взглянуть прямо мне в глаза!
Живо его к Стене!
Взять того Еврея!
И того Черномазого!
Кто пустил этих ОТБРОСОВ в помещение?!
Вон кто-то, курящий опиум!
Вон кто-то с венерическими прыщами!
МОЯ БЫ ВОЛЯ,
Я БЫ ВАС ВСЕХ РАССТРЕЛЯЛ !…».
(Р. Уотерс «In The Flesh»,  пер. В. Калина)

СТОП!!! — опомнившись кричит Пинк. Наваждение спадает и бывший фюрер также быстро превращается в маленького слабого ребенка, запертого в Стене, желающего «снять униформу» и уйти со сцены. И тут (вполне в духе «Процесса» Ф. Кафки) начинается не менее фантасмагорический Суд, уличивший героя в «проявлении человеческих чувств». Председательствует здесь «Его честь Червь», а показания дают уже известные нам Учитель, Жена и Мать. Приговор неизбежен и жесток: Судья приказывает разрушить Стену, разоблачить суть героя, обнажить Пинка перед людьми…

Взрыв — и Стена падает… Пинк открывается другим так же, как это сделал Уотерс в альбоме. Открывается в надежде найти понимание себе подобных…

***

Столь впечатляющее полотно, как «Стена», безусловно требовало соответствующего театрального и кинематографического воплощения. Постановка рок-оперы на сцене далась Уотерсу нелегко. Извечное стремление группы к совершенству в сочетании с максимализмом Роджера требовало немалых затрат. Ведь представление включало в себя и создание гигантских надувных марионеток, и полет радиоуправляемой модели истребителя, врезающегося в сцену, и главное — постройки самой настоящей стены высотой свыше 12 метров из больших легких белых кирпичей.
Расходы можно было бы окупить с лихвой, если бы PINK FLOYD дали это представление на привычных стадионах. Однако Уотерс, как основной автор «Стены», отверг эту форму выступлений, ведь сам альбом и задумывался во многом как выступление против «стадионного рока». Более прагматичные коллеги пытались выразить непримиримому Уотерсу свое «Фе!», но, как сказал сам «диктатор», «духу у них на это не хватило». Поэтому-то в начале 1980-х годов было всего шесть представлений «Стены» (в США, Англии и ФРГ), от которых сами «пинкфлойдовцы» не получили практически ни гроша.

Осенью 1981 года пришло время и киноверсии. И опять-таки PINK FLOYD повезло. Снимать фильм вызвался давний поклонник группы и к тому времени достаточно знаменитый режиссер — Алан Паркер. Впрочем, его имя так и не смогло убедить ни одну английскую кинокомпанию спонсировать выпуск этого исключительно музыкального фильма, лишенного привычного поступательного сюжета и связующих диалогов. Пришлось обратиться в Голливуд.


Роджер Уотерс и Алан Паркер.

На роль Пинка Паркер неожиданно выбрал не Уотерса, и даже не профессионального актера, а популярного в то время панк-певца Боба Гелдофа. Сперва Гелдоф отнесся к этой затее с изрядной долей сарказма и даже обозвал произведение Уотерса проявлением «левизны миллионера с нечистой совестью». Но ради уважения к Паркеру и немалого гонорара все-таки согласился полицедействовать в шоу «старых маразматиков». Во время работы над фильмом мнение Гелдофа о «Стене» стало разительно меняться. Он сказал, что «Стена», заставила его «заглянуть в такие глубины подсознания, которые обычно недоступны». А во время работы так вжился в роль, что заметил, что действительно стал ощущать в себе «злого маньяка, помешанного на мании величия». Гелдоф так вдохновенно играл роль, что во время сцены погрома в номере отеля действительно поранил руку, срывая жесткие жалюзи, но доиграл до конца.

Фильм вышел в 1982 году и произвел на многих зрителей неизгладимое впечатление. К прекрасной музыке, талантливым стихам и потрясающей мультипликации Скарфа наконец-то был дан связный, убедительный и достаточно адекватный видеоряд. После фильма Паркера к «Стене» было уже трудно что-либо добавить.

Конечно же, Уотерс остался недоволен и в ряде моментов с ним можно согласиться. Роджер говорил в интервью:

«После того, как все было сведено воедино, я просмотрел фильм целиком. До того я в течение трех недель занимался озвучиванием, бобина за бобиной. Каждая из них сама по себе казалась интересной, но когда я посмотрел все тринадцать катушек подряд, то почувствовал, что ленте не хватает подлинной динамичности. Фильм, похоже, начинал бить вас по голове в первые десять минут и продолжал бить до самого конца; плавных переходов там не было. Но самая серьезная критика с моей стороны должна быть высказана — хотя я думаю, что Боб Гелдоф сыграл свою роль отлично, а Алан Паркер снял картину как настоящий мастер, — в адрес Пинка. Наконец я понял, в чем загвоздка: меня не интересовал этот персонаж, я не сопереживал ему ни капельки… Если вам наплевать на Пинка, то вам безразличны и его соображения о тоталитарной природе создания рок-идолов… или даже об отце, погибшем на фронте… Но если я иду в кино, а меня не трогает ни один персонаж фильма, то это — плохой фильм».


Роджер Уотерс во время съемок фильма с исполнителями ролей маленького Пинка и его матери.

Действительно, фильм вышел излишне напряженным и психологически надрывным. Он действительно полтора часа лупит зрителя кувалдой по голове. Но, тем не менее, я ответственно готов заявить, что «Стена» А. Паркера — самая впечатляющая, талантливая и адекватная экранизация рок-произведений из всех виденных мною.

А что до сопереживания герою… Сейчас, когда «Стена» уже пережила чересчур прямолобое антивоенно-антифашистское прочтение, становится ясным основная суть альбома. Дело в том, что это — альбом ЭГОИСТА, ЭГОИСТИЧЕСКИЙ альбом. Ведь каждый из нас так или иначе знаком со Стеной Пинка — Стеной, которой «маленький человек» (а все люди в глубине своей души «маленькие») защищается от давления извне, Стеной, которая в итоге задушит человека изнутри. Последствия подобного строительства могут быть самые непредсказуемые. Уотерс ассоциировал фашизм с институтом рок-идолов, доведя до логического конца эксперименты Джима Мориссона с толпой и намек Дэвида Боуи о том, что «первой рок-звездой был Гитлер».
Но это лишь одна сторона медали. Признайтесь, вам разве никогда не хотелось сделать то, что сделал Пинк? Никогда не хотелось уничтожить то, что раздражает, насладиться властью над толпой, пытаясь задавить свои комплексы? Вспомните американский фильм «С меня хватит!» или российского «Брата». Неужели вы не сочувствовали их героям? Фашизм (в самом глобальном смысле этого слова) не берется из ниоткуда. «Гитлеры» и «Наполеоны» сидят в душе каждого из нас. И чтобы не допустить их рождения на свет, надо ПОНЯТЬ «Гитлера», понять мотивы и причины его поступка. Мне кажется, об этом и пытались сказать нам Уотерс, PINK FLOYD, Скарф, Паркер и все, кто выстроил и разрушил «Стену». Боюсь, эта рок-опера не скоро устареет…

«Эй вы! Там на холоде,
Томящиеся одиночеством и стареющие, вы чувствуете меня?
Эй вы! Толпящиеся в церковных проходах,
С зудящими ступнями и вялыми улыбками,
вы чувствуете меня?
Эй вы! Не помогайте им хоронить свет.
Не сдавайтесь без борьбы.
Эй вы! Предоставленные сами себе,
Сидящие голышом у телефона, вы бы прикоснулись ко мне?
Эй вы! Вы бы помогли мне убрать камень?
…Эй вы! Не говорите мне, что никакой надежды нет.
Вместе нас не сломить, а порознь мы — не бойцы».
(«Hey You»)

***
Еще несколько интересных фактов из истории «The Wall»:

— Самой знаменитой песней «Стены» стала «Another Brick in the Wall (Part 2)». Впервые в истории PINK FLOYD нарушили свой принцип «не крошить альбомы на хиты» и издали эту песню на отдельном сингле, что предварял выход альбома. Популярность песни с детским хором, изрекающим «Учителя, оставьте детей в покое!» была столь широкой, что в ЮАР ее стали использовать как гимн в борьбе с апартеидом (в результате южноафриканским властям пришлось ее даже запретить). Сам детский хор Уотерс отыскал неподалеку от студии — в Излинтонской школе. Когда учитель музыки услышал текст, он посерел, но Роджер сказал, что в обмен на хор он разрешит школьному оркестру бесплатно записаться в студии PINK FLOYD. Позже пресса подняла шум, что детям за запись ничего не заплатили. Уотерс тотчас дал школе деньги на музыкальное оборудование, а каждому ученику бесплатно вручил по экземпляру «Стены». Помню, как в свою бытность учителем биологии я попросил старшеклассников поставить по школьному радио эту композицию как поздравление мне ко Дню Учителя. Композицию почему-то не нашли, и, судя по всему, шутки не поняли…

— Кстати, в начале вышеуказанной песни сквозь вертолетный шум слышится выкрик «You! Yes, you! Stand still laddy!» («Ты! Да, ты! А ну стой где стоишь!»). Мне (и не только мне) в детстве постоянно слышалось нечто другое — казалось, что кто-то на ломаном русском языке кричит «Эй! Я здэсь! Там дэло есть!».:)

— Вторая часть концерта «The Wall» открывалась композицией «Hey You», когда вся группа была уже скрыта Стеной. Неожиданный эффект достигался тем, что песня начиналась неожиданно, в конце антракта, когда в зале еще горел свет.

— В кинофильме Паркера роль скинхедов, возглавляемых Пинком, сыграли… настоящие скинхеды из восточных районов Лондона. Во время сцены побоища с полицией они так увлеклись, что забыли, что перед ними не ненавистные «фараоны», а переодетая съемочная группа! Еле разняли… Мало того, разработанные Скарфом «молоткастые» эмблемы стали так популярны, что их можно было обнаружить в нацистких лондонских «граффити».

— Последнее представление «The Wall» Уотерс поставил самолично в 1990 г. в Берлине, собрав многих рок- и поп-звезд и приурочив событие к падению Берлинской стены. Интересно, что маршевый оркестр Советской Армии исполнил на этом шоу композицию «Верните парней обратно домой!».

ПРИМЕЧАНИЯ:

1 — «Я хотел провести сравнение между рок-концертом и войной. Во время таких крупных событий, похоже, людям нравится слишком плохое обращение, чтобы было громко и чтобы это причиняло настоящий вред…». (Р. Уотерс)

2 — «Стена» нередко заставляла Уотерса оправдываться перед журналистами, объясняя, что это не чистая «автобиография», и в данной песне он не имел в виду свою мать — коммунистку, активистку и просто хорошую женщину.

Автор: Сергей Курий
Впервые опубликовано в журнале «Твоё Время» №1 2005 (июнь)

PINK FLOYD — история альбома «Animals» (1977)

www.kursivom.ru

Стена (фильм, 1982) — Википедия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

«Пинк Флойд: Стена» (англ. Pink Floyd The Wall) — художественный фильм режиссёра Алана Паркера по сценарию Роджера Уотерса, основанный на одноимённом альбоме группы Pink Floyd 1979 года. Включает в себя игровые и анимационные эпизоды, в которых перемешано настоящее главного героя — Пинка Флойда, его воспоминания, фантазии и метафорические образы, передающие состояние персонажа. Видеоряд сопровождается песнями Pink Floyd, преимущественно совпадающими с содержанием альбома (незначительная часть песен опущена, добавлены песни, отсутствующие в альбоме, местами изменён текст). Анимация в фильме выполнена Джеральдом Скарфом.

Главный герой фильма — Пинк — с детства ограждает себя от общества, от влияния окружающих его людей, их нравов и предрассудков. Его отец погиб во время Второй Мировой войны, и маленький Пинк безуспешно ищет ему замену в других мужчинах. В детстве Пинк сталкивается с некомпетентностью и грубостью учителей, с тем, что они «тащат наружу каждую слабость, скрываемую детьми».

Повзрослев, Пинк становится рок-музыкантом и добивается успеха в США. Он женится, но со временем всё больше и больше отдаляется от жены. Она изменяет ему с неким общественным активистом, пока Пинк был на гастролях в Лос-Анджелесе. Жена возвращается к нему, но под действием наркотиков Пинк её не узнает. И она вновь уходит от него, на этот раз — навсегда. На вечеринке, после выступления Пинка, одна из девушек-групи попадает в пентхаус отеля и пытается переспать с ним, но Пинк срывается и вдребезги разносит апартаменты, выгоняя её из номера.

Главный герой решает полностью уйти в себя, достроив Стену. Ему удаётся это лишь под действием наркотиков, но в момент выхода на сцену он впадает в состояние ступора. Однако шоу должно продолжаться любой ценой — и продюсер, чтобы оживить Пинка перед выступлением, приказывает врачам ввести ему сильнодействующий наркотик.

Пинка выводят на сцену, но в его больном воображении концерт становится нацистским митингом, а он сам — фюрером. В какой-то момент действие наркотиков заканчивается, и Пинк пытается остановить безумие в своём сознании. Противостоя «червям», Пинк учиняет самому себе суд, чтобы сбросить груз прошлого и сломать Cтену, отделяющую его от нормальной жизни.

И вот судебный процесс начинается: он идёт прямо в его душе, в его ещё не совсем окрепшем разуме. Внутренним взором герой видит главных действующих лиц своей жизни, когда-либо покушавшихся на его душу. И этот суд является необходимым моментом его внутреннего освобождения. В результате мучительного процесса Пинк рушит свою собственную Стену, тем самым освобождаясь от безумия.

Последняя сцена фильма — дети, наводящие порядок на обломках Cтены[4].

Специально для фильма британским художником-карикатуристом и аниматором Джеральдом Скарфом были созданы анимационные эпизоды, показывающие внутренний мир главного героя. (Марш молотков — кадр из фильма «The Wall»).
Актёр Роль
Боб Гелдоф Пинк Пинк
Кристина Харгривз мать Пинка
Элинор Дэвид жена Пинка
Боб Хоскинс менеджер Пинка
Дэвид Бинэм Пинк Пинк в детстве
Кевин Маккеон Пинк Пинк в юности
Алекс Макэвой учитель
Марджери Мейсон жена учителя

Изменения песен из альбома (большинство композиций было перезаписано для финального звукового ряда фильма):

Композиция Изменения
When the Tigers Broke Free 1 Отсутствует в альбоме, добавлена.
In the Flesh? Перемикширована и перезаписана с вокалом Боба Гелдофа.
The Thin Ice Перемикширована, растянута.
Another Brick in the Wall 1 Без изменений.
When the Tigers Broke Free 2 Отсутствует в альбоме, добавлена.
Goodbye Blue Sky Перемикширована.
The Happiest Days of Our Lives Перемикширована.
Another Brick in the Wall 2 Перемикширована с соло-гитарой. Отредактирован и сокращён отрывок с вокалом детского хора; записаны и добавлены реплики учителя (голос Алекса МакЭвоя). Дополнительно добавлен отрывок из куплета детского хора.
Mother Полностью перезаписана без использования гитарного соло. Текст изменен в сторону сюжетной линии фильма.
Empty Spaces Опущена в пользу композиции «What Shall We Do Now?».
What Shall We Do Now? Альтернативная версия «Empty Spaces»; отсутствует в альбоме, добавлена.
Young Lust Без изменений, но добавлены крики и вырезан диалог по телефону.
One of My Turns Перемикширована.
Don’t Leave Me Now Сокращена.
Another Brick in the Wall 3 Полностью перезаписана в быстром темпе.
Goodbye Cruel World Без изменений.
Hey You Не включена в фильм по решению Уотерса и Паркера.
Is There Anybody Out There? Перезаписана с использованием классической гитары.
Nobody Home Перемикшировано вокальное исполнение.
Vera Перемикширована в более медленном темпе.
Bring the Boys Back Home Полностью перезаписана с использованием музыки инструментального ансамбля и вокала Уэльского мужского хора. Удалён вокал Роджера Уотерса.
Comfortably Numb Перемикширована с добавлением криков и частичным изменением бас-гитарного исполнения.
The Show Must Go On Не включена в фильм.
In the Flesh Перезаписана с Уэльским вокально-инструментальным ансамблем и вокалом Боба Гелдофа.
Run Like Hell Перемикширована, сокращена.
Waiting for the Worms Сокращена, но расширена с применением коды.
Stop Полностью перезаписана с вокалом Боба Гелдофа без аккомпанемента.
The Trial Перемикширована
Outside the Wall Полностью перезаписана с инструментальным ансамблем и вокалом Уэльского хора. Растянута.
  • Самой известной песней из «Стены», занявшей высокие места в хит-парадах, является «Another Brick in the Wall, Part II» («Ещё один кирпич в стене, часть II»), в которой поётся о притеснениях школьников учителями.
  • Фильм частично базируется на биографиях Роджера Уотерса и Сида Барретта.

ru.wikipedia.org

12 историй о фильме «Pink Floyd. The Wall»

Все началось с того, что Роджер Уотерс плюнул в фаната

Тур в поддержку альбома «Animals» 1977 года очень вымотал Pink Floyd, им как никогда хотелось отдохнуть.

Как-то раз на стадионе в Монреале фанаты в первых рядах были перевозбуждены от музыки и кислоты, и криком требовали конкретные песни — это держало музыкантов в напряжении. Когда один подросток завопил «Сыграй “Careful With That Axe”, Роджер!», басист и главный сонграйтер группы Роджер Уотерс не выдержал и плюнул выскочке в глаз.

Тогда в голове у Уотерса зародился план, главная цель которого — максимальное отстранение от публики во время выступлений. Так появилась концепция «The Wall»: антитоталитарный альбом, концертное шоу, во время которого между зрителями и группой строилась огромная стена, и, в довершение всего, одноименный фильм.

Амбиции создателей едва не погубили фильм

Роджер Уотерс написал сценарий будущей киноленты, но снять все сам не смог бы, поэтому позвал профессионалов: за дело взялись продюсер Алан Маршалл, режиссер Алан Паркер (оба ранее создали «Полуночный экспресс») и художник-аниматор Джеральд Скарф, до этого промышлявший политическими карикатурами.

Но, как это часто бывает, у каждого из соавторов оказалось свое видение фильма. Защищая Уотерса, к нему присоединился менеджер Pink Floyd Стив О'Рурк, но Маршалл и Паркер пытались перетянуть одеяло на себя. Скарф наблюдал со стороны и чувствовал себя лишним.

Из-за внутренних склок проект могли и вовсе заморозить, но, как пишет в мемуарах барабанщик Pink Floyd Ник Мэйсон, «несмотря на явный рецепт катастрофы, результаты показали победу таланта над организацией».

По словам Боба Гелдофа (о нем — позже), Алан Паркер привык работать по принципу «Демократия на сцене — это когда сто человек делают то, что я им скажу». Сотрудничая с еще более сильным эго Роджера Уотерса, режиссер часто чувствовал себя несчастным. В те годы табличка на двери личного офиса Паркера гласила: «Всего лишь еще один кирпич в Стене…»

Финансы на производство фильма достались Pink Floyd почти даром

Все люди, вовлеченные в съемки, понимали, что проект требует огромного бюджета. Доходы от продажи альбома «The Wall» составили два миллиона долларов, но это была едва ли не капля в море.

В итоге компания MGM гарантировала Уотерсу десять миллионов долларов, «Ной Константин» накинули еще два миллиона сверху, а фирма «Голдкрест» взялась финансировать реальное производство.

По стечению обстоятельств, фирма «Голдкрест» была ликвидирована как раз тогда, когда создатели фильма собирались выплатить ей соответствующую часть прибыли. Зато когда в 1994 году экс-президент «Голдкреста» захотел сходить на концерт Pink Floyd в Канаде и позвонил группе, то получил два билета в подарок.

Аннотация фильма, написанная режиссером Аланом Паркером

«История “The Wall” рассказана всего лишь при помощи музыки Pink Floyd, картинок и сепцэффектов. В фильме нет никаких диалогов, поясняющих сюжет.

Наша история  о Пинке, звезде Рок-н-Ролла, который сидит запертый в гостиничном номере где-то в Лос Анджелесе. Слишком много шоу, слишком много наркотиков, слишком много аплодисментов — он просто сгорел.

Слишком знакомые вспышки из фильма о войне по телевизору. Мы смешали время и пространство, реальность и кошмар, рискнув заглянуть в болезненные воспоминания Пинка, каждое из которых — еще один кирпич в стене, которую он строит вокруг своих чувств...»

До съемок исполнитель главной роли Боб Гелдоф ненавидел Pink Floyd

Когда Алан Паркер снимал «Полуночный экспресс», на кастинг пришел молодой рокер Боб Гелдоф, фронтмен инди-группы The Boomtown Rats. Роль Гелдофу так и не досталась, но когда Паркер начал работу над «Pink Floyd — The Wall», то сразу сказал Уотерсу: «У нас есть парень на роль Пинка».

Через пару дней Гелдоф и его менеджер ехали в такси, и в ходе поездки менеджер предложил ему большой скачок в карьере. «Насрать, я ненавижу этих хреновых Pink Floyd», — отрезал Боб. Споры длились всю дорогу. Когда таксист высадил клиентов в аэропорту, то тут же позвонил своему брату Роджеру Уотерсу: «Ты не поверишь, кого я только что вез…»

Уговоры менеджера и надбавка к гонорару сделали свое дело: Гелдоф согласился. Тогда он еще не знал, что в фильме у него почти нет реплик, а на съемках предстоит издеваться над своей внешностью и преодолевать давние страхи.

Пинк — это гибрид Сида Барретта, Роджера Уотерса и Кита Муна

Как уже было сказано, концепция альбома и фильма была вдохновлена личными чувствами отчуждения Роджера Уотерса. «Стена» подразумевает все стены, которые люди выстраивают, отделяя себя от общества, будь то личные барьеры или общегосударственный «железный занавес».

Моделируя образ Пинка, Уотерс вспоминал Сида Барретта, одного из основателей Pink Floyd. Судьба Барретта во многом похожа: он пресытился рок-н-роллом, обезумел, закрылся и был изгнан в собственный мир, наглухо забаррикадированный.

С другой стороны, детство Пинка — это детство самого Уотерса. Они оба потеряли отца во Второй мировой войне, оба учились в школе-интернате.

Кроме того, сам басист Pink Floyd отмечает, что сцена, в которой Пинк крушит мебель в отельном номере под песню «One of My Turns», вдохновлена дебошами Кита Муна, разгульного барабанщика The Who, умершего в 78-ом году, смешав алкоголь со смертельной дозой таблеток от алкозависимости.

Боб Гелдоф сбрил брови и порезал руку по-настоящему

Главный актер подошел к съемкам самоотверженно. Когда по сюжету Бобу понадобилось сбрить брови, он согласился без лишних вопросов. А ведь при желании можно было обойтись гримом.

Для съемок сцены утопления в бассейне на крыше Боб с готовностью забрался в воду, хотя совершенно не умел плавать. Так что не зря кадры с барахтающимся Пинком получились такими подлинными.

На съемках сцены крушения мебели в отельном номере герой-страдалец по-настоящему порезал руку осколком стекла, торчащим из оконной рамы.

Гелдоф пожаловался только один раз, когда глубокой холодной ночью на старой кондитерской фабрике снимали сцену метаморфозы, превращения в фашиста. Актер, раздетый и обмазанный розовой слизью, просто не выдержал нагрузок.

Самолеты в батальных сценах — вдвое меньше реальных прототипов

Поле боя снималось на пляже Саунтон-Сэндс в графстве Девон. В этой же местности сфотографировали лежанки для обложки альбома Pink Floyd «А Momentary Lapse Of Reason» шесть лет спустя.

Использовать реальные самолеты было бы слишком накладно, поэтому соорудили муляжи немецких пикирующих бомбардировщиков, в два раза меньше настоящих габаритов, но с живыми опытными пилотами на борту. Один из этих самолетов потерпел крушение и угодил в море — пилот, к счастью, остался жив.

Секретами изнурительных съемок батальных сцен делится барабанщик Ник Мэйсон: «Припоминаю одно раннее утро в песках, когда сквозь дым и туман сражения нас восхитил вид сервировочного столика на колесиках, которым мужественно маневрировал по дюнам один из поставщиков провизии, чтобы мы безопасно подкрепились чаем и бутербродами с беконом».

Массовка в сцене фашистского собрания — подлинные скинхеды

Экспрессивную проповедь Пинка в образе фашистского лидера снимали в Королевском садоводческом зале в Лондоне. Для изображения толпы верных последователей наняли две тысячи скинхедов.

Бравые бритые парни пропили свои гонорары еще до начала съемок, поэтому атмосфера на площадке была враждебная. Хореограф Джиллиан Грегори должна была обучить скинхедов простейшим танцевальным па, но после двух часов усиленной тренировки сдалась.

Паркер и Грегори хотели достичь отточенной армейской слаженности в движениях толпы, вместо этого в «Pink Floyd — The Wall» запечатлены оголтелые дикари.

Во время работы над фильмом менеджер Pink Floyd встретил свою любовь

Этот случай произошел уже на стадии пост-продакшна «Pink Floyd — The Wall». Стив О'Рурк, менеджер группы с 68-го года, сидел в офисе Алана Паркера. Зазвонил телефон — Роджер Уотерс просил О'Рурка срочно встретиться.

Верный менеджер устремился к выходу, но из-за слабого зрения не заметил стеклянные двери — врезался, разбил их вдребезги, потерял сознание и свалился на пол. Очнувшись, он увидел Энджи, секретаршу Паркера. Симпатичная девушка нежно вынимала из его лица осколки стекла. Стив О'Рурк полюбил ее и впоследствии женился.

Дрожащие стены и непонимающий Спилберг на премьере в Каннах

Поздняя вечерняя премьера «Pink Floyd — The Wall» на Каннском кинофестивале (вне конкурса) была громкой, в буквальном смысле. Показ проходил в старом фестивальном кинотеатре, который вот-вот планировали отдать под снос. Вместо стандартной звуковой системы, Pink Floyd подключили концертные колонки с собственных складов — оборудование доставили на двух грузовиках.

Когда на первых минутах фильма зазвучала композиция «In The Flesh?», кресла задрожали, с потолка посыпалась штукатурка, а со стен стала отслаиваться краска. Каким-то чудом зал не рухнул.

Вспоминает Алан Паркер: «Помню, видел [на каннской премьере] Терри Сэмьюела, тогдашнего главу Warner Brothers, а рядом с ним сидел Стивен Спилберг. Они были всего в пяти рядах от меня, и когда в конце включили свет, я уверен, что видел, как Спилберг сказал Сэмьюелу: “What the fuck was that?” А Сэмьюел повернулся ко мне и почтенно откланялся. Действительно, что это нахрен было? Это было что-то, что никто никогда раньше не видел: странное слияние лайв-экшна, повествования и сюрреализма».

Были и другие премьеры. На одной из американских пресс-конференций продюсер фильма Алан Маршалл, отвечая на вопрос о смысле фильма, уместил всю суть в одну фразу: «В общем, он про какого-то психованного ублюдка и, типа, про эту самую стену…»

Знакомство Боба Гелдофа с Pink Floyd изменило историю музыки 20 лет спустя

После тура «The Wall» золотой состав Pink Floyd начал распадаться на глазах: из-за неразрешенных амбиций группу покинул клавишник Рик Райт, позже ушел Роджер Уотерс, затем Рик Райт вернулся, однако без Уотерса, при всей гениальности гитариста Дэвида Гилмора, дни группы были сочтены. В 96-ом году Pink Floyd прекратили свое существование.

В 85-ом году Боб Гелдоф организовал музыкальный фестиваль «Live Aid», грандиозную международную акцию, чтобы собрать деньги пострадавшим от голода в Эфиопии. В 2005 году Гелдоф затеял еще более помпезный проект «Live 8» — концерт, проходящий одновременно во всех странах большой восмерки и ЮАР, при участии едва ли не всех главных музыкантов планеты, с новым призывом помочь Африке.

Меньше чем за месяц до «Live 8», Боб Гелдоф сделал несколько телефонных звонков и осуществил невозможное — помирил всех участников Pink Floyd и вернул группу на сцену для исполнения четырех песен. Уотерс, Гилмор, Мэйсон и Райт выступили вместе впервые за 23 года. Это же выступление стало последним в золотом составе. Благодаря этому чуду, Гелдоф стал всемирным героем.

open.ua

Как PINK FLOYD строили «Стену»? После записи | Культура

Расходы можно было бы окупить с лихвой, если бы PINK FLOYD дали это представление на привычных стадионах. Однако Уотерс, как основной автор «Стены», отверг эту форму выступлений, ведь сам альбом и задумывался во многом как выступление против «стадионного рока». Более прагматичные коллеги пытались выразить непримиримому Уотерсу свое «Фе!», но, как сказал сам «диктатор», «духу у них на это не хватило». Поэтому-то в начале 1980-х годов было всего шесть представлений «Стены» (в США, Англии и ФРГ), от которых сами «пинкфлойдовцы» не получили практически ни гроша.

Осенью 1981 года пришло время и киноверсии. И опять-таки PINK FLOYD повезло. Снимать фильм вызвался давний поклонник группы и к тому времени достаточно знаменитый режиссер — Алан Паркер. Впрочем, его имя так и не смогло убедить ни одну английскую кинокомпанию спонсировать выпуск этого исключительно музыкального фильма, лишенного привычного поступательного сюжета и связующих диалогов. Пришлось обратиться в Голливуд.

На роль Пинка Паркер неожиданно выбрал не Уотерса, и даже не профессионального актера, а популярного в то время панк-певца Боба Гелдофа. Сперва Гелдоф отнесся к этой затее с изрядной долей сарказма и даже обозвал произведение Уотерса проявлением «левизны миллионера с нечистой совестью». Но ради уважения к Паркеру и немалого гонорара все-таки согласился полицедействовать в шоу «старых маразматиков». Во время работы над фильмом мнение Гелдофа о «Стене» стало разительно меняться. Он сказал, что «Стена» заставила его «заглянуть в такие глубины подсознания, которые обычно недоступны». А во время работы так вжился в роль, что заметил, что действительно стал ощущать в себе «злого маньяка, помешанного на мании величия». Гелдоф так вдохновенно играл роль, что во время сцены погрома в номере отеля действительно поранил руку, срывая жесткие жалюзи, но доиграл до конца.

Фильм вышел в 1982 году и произвел на многих зрителей неизгладимое впечатление. К прекрасной музыке, талантливым стихам и потрясающей мультипликации Скарфа наконец-то был дан связный, убедительный и достаточно адекватный видеоряд. После фильма Паркера к «Стене» было уже трудно что-либо добавить.

Конечно же, Уотерс остался недоволен и в ряде моментов с ним можно согласиться. Роджер говорил в интервью:
«После того, как все было сведено воедино, я просмотрел фильм целиком. Когда я посмотрел все тринадцать катушек подряд, то почувствовал, что ленте не хватает подлинной динамичности. Фильм, похоже, начинал бить вас по голове в первые десять минут и продолжал бить до самого конца; плавных переходов там не было. Но самая серьезная критика с моей стороны должна быть высказана — хотя я думаю, что Боб Гелдоф сыграл свою роль отлично, а Алан Паркер снял картину как настоящий мастер, — в адрес Пинка. Наконец я понял, в чем загвоздка: меня не интересовал этот персонаж, я не сопереживал ему ни капельки… Если вам наплевать на Пинка, то вам безразличны и его соображения о тоталитарной природе создания рок-идолов… или даже об отце, погибшем на фронте… Но если я иду в кино, а меня не трогает ни один персонаж фильма, то это — плохой фильм».

Действительно, фильм вышел излишне напряженным и психологически надрывным. Он действительно полтора часа лупит зрителя кувалдой по голове. Но, тем не менее, я ответственно готов заявить, что «Стена» А. Паркера — самая впечатляющая, талантливая и адекватная экранизация рок-произведений из всех виденных мною.

А что до сопереживания герою… Сейчас, когда «Стена» уже пережила чересчур прямолобое антивоенно-антифашистское прочтение, становится ясным основная суть альбома. Дело в том, что это — альбом ЭГОИСТА, ЭГОИСТИЧЕСКИЙ альбом. Ведь каждый из нас так или иначе знаком со Стеной Пинка — Стеной, которой «маленький человек» (а все люди в глубине своей души «маленькие») защищается от давления извне, Стеной, которая в итоге задушит человека изнутри.

Последствия подобного строительства могут быть самые непредсказуемые. Уотерс ассоциировал фашизм с институтом рок-идолов, доведя до логического конца эксперименты Джима Моррисона с толпой и намек Дэвида Боуи о том, что «первой рок-звездой был Гитлер». Но это лишь одна сторона медали.

Признайтесь, вам разве никогда не хотелось сделать то, что сделал Пинк? Никогда не хотелось уничтожить то, что раздражает, насладиться властью над толпой, пытаясь задавить свои комплексы? Вспомните американский фильм «С меня хватит!» или российского «Брата». Неужели вы не сочувствовали их героям? Фашизм (в самом глобальном смысле этого слова) не берется из ниоткуда. «Гитлеры» и «Наполеоны» сидят в душе каждого из нас. И чтобы не допустить их рождения на свет, надо ПОНЯТЬ «Гитлера», понять мотивы и причины его поступка. Мне кажется, об этом и пытались сказать нам Уотерс, PINK FLOYD, Скарф, Паркер и все, кто выстроил и разрушил «Стену». Боюсь, эта рок-опера не скоро устареет…

Еще несколько интересных фактов из истории «The Wall»:

Самой знаменитой песней «Стены» стала «Another Brick in the Wall (Part 2)». Впервые в истории PINK FLOYD нарушили свой принцип «не крошить альбомы на хиты» и издали эту песню на отдельном сингле, что предварял выход альбома. Популярность песни с детским хором, изрекающим «Учителя, оставьте детей в покое!» была столь широкой, что в ЮАР ее стали использовать как гимн в борьбе с апартеидом (в результате южноафриканским властям пришлось ее даже запретить).

Сам детский хор Уотерс отыскал неподалеку от студии — в Излинтонской школе. Когда учитель музыки услышал текст, он посерел, но Роджер сказал, что в обмен на хор он разрешит школьному оркестру бесплатно записаться в студии PINK FLOYD. Позже пресса подняла шум, что детям за запись ничего не заплатили. Уотерс тотчас дал школе деньги на музыкальное оборудование, а каждому ученику бесплатно вручил по экземпляру «Стены».

Помню, как в свою бытность учителем биологии я попросил старшеклассников поставить по школьному радио эту композицию как поздравление мне ко Дню Учителя. Композицию почему-то не нашли, и судя по всему шутки не поняли…

Кстати, в начале вышеуказанной песни сквозь вертолетный шум слышится выкрик «You! Yes, you! Stand still laddy!» («Ты! Да, ты! А ну стой где стоишь!»). Мне (и не только мне) в детстве постоянно слышалось нечто другое — казалось, что кто-то на ломаном русском языке кричит «Эй! Я здэсь! Там дэло есть!».

В фильме Паркера учитель отобирает у Пинка стихи, которые он писал на уроке, и издевательски зачитывает их всему классу. Поклонники PINK FLOYD c легкостью узнают в этих стихах первые строчки «Money» — хита группы 1973 года.

Вторая часть концерта «The Wall» открывалась композицией «Hey You», когда вся группа была уже скрыта Стеной. Ошеломляющий эффект достигался тем, что песня начиналась неожиданно, в конце антракта, когда в зале еще горел свет.

В кинофильме Паркера роль скинхедов, возглавляемых Пинком, сыграли… настоящие скинхеды из восточных районов Лондона. Во время сцены побоища с полицией они так увлеклись, что забыли, что перед ними не ненавистные «фараоны», а переодетая съемочная группа! Еле разняли… Мало того, разработанные Скарфом «молоткастые» эмблемы стали так популярны, что их можно было обнаружить в нацистких лондонских «граффити».

Последнее представление «The Wall» Уотерс поставил самолично в 1990 г. в Берлине, собрав многих рок- и поп-звезд и приурочив событие к падению Берлинской стены. Интересно, что маршевый оркестр Советской Армии исполнил на этом шоу композицию «Верните парней обратно домой!».

shkolazhizni.ru

Стена — КиноПоиск

Все смешалось в номере некоего лос-анджелесского отеля, в котором заперт рок-музыкант Пинк — пространство и время, реальность и кошмар. Каждый кирпич в «Стене» — его чувства, мысли, воспоминания.

Действие фильма основано на двойном альбоме группы «Pink Floyd» — «The Wall», 23 раза получавшем статус платинового и распроданном по всему миру общим тиражом 11,7 миллионов экземпляров.

Рейтинг кинокритиков

в мире

68%

о рейтинге критиков

поделитесь с друзьями ссылкой на фильм
Трейлеры
Знаете ли вы, что...
  • В кадрах к песне «The Happiest Days of Our Lives» («Cчастливейшие дни нашей жизни») в качестве стихов Пинка, которые зачитывает учитель и над которыми смеются в классе, использован текст песни Роджера Уотерса «Money» из альбома «The Dark Side of the Moon».
  • Самой известной песней из «Стены», занявшей высокие места в хит-парадах, является «Another Brick in the Wall, Part II» («Ещё один кирпич в стене, часть II»), в которой поётся о притеснениях школьников учителями.
  • Фильм частично базируется на биографиях Роджера Уотерса и Сида Барретта.
  • В течение фильма по телевизору Пинка можно заметить кадры из 16-го эпизода мультсериала «Том и Джерри» (1940-1972), который тоже является собственностью компании MGM.
  • В фильме главный персонаж носит на руке часы Ingersoll Mickey Mouse 30-х годов выпуска, что можно заметить в начале фильма.
  • еще 2 факта
Если вам понравился этот , не пропустите... развернуть ↓
Если вам понравился этот , не пропустите
Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их... все рекомендации к фильму (20) скрытые оцененные фильмы (5)
Критика
КиноПоиск

187

КиноПоиск

36

461

Все годы

3

Отзывы и рецензии зрителей

ещё случайные

Kaidzu

Отчуждённость какая она есть.

Роджер Уотерс поступил правильно, решив экранизировать The Wall своей группы Pink Floyd, музыка которых цепляет и вгоняет в раздумия о представленных в данном фильме проблемах и переживаниях Пинка. А переживания самые банальные но достойны внимания, так как на их фоне отмечается людское недопонимание, желание манипулировать другими.

А что собственно мы можем увидеть в «Стене»?! Совершенно новый, оригинальный и такой изящный способ повествования о проблемах общества таких как, война, зависимость от материальных богатств приводящяя к строительству этой самой стены, зависимость от секса, алкоголя, действия гос. аппарата. Всё это приподнесено в виде уникальной и великолепной анимации, граничащей с цензурой: цветы, части тела и прочие непонятные вещи в форме женского полового органа, щекочащие нервы нарисованные персонажи которые одним своим видом завораживают и даже немного пугают, депрессивная атмосфера. Не каждому дано досмотреть это до конца. В этом фильме чётко показаны все психоделические представления о вещах с помощью которых передаётся суть. Да и не удивительно, ведь участники самой группы играли в таком же стиле.

Главный герой. Прежде всего в «Стене» передаются его личные переживания, его желание разрушить стену, разгромив свой номер и из кучи всякого барахла, включая гитару собрать что-то вроде схемы войны и боевых действий, максимально приблизить себя к лидеру нео-нацистов то бишь желание сровнять всех под одну массу, желание исбавиться от ужасных и таких глупых воспоминаний. Вы это осознаёте и в результате также грустите вместе с ним. Особенно если посмотреть на его учителя, вспомнить войну повлекшую смерть отца, уход жены и его паранодоиальную мать.

Но лично меня больше всего зацепил эпизод good bye blue sky своей апокалиптической атмосферой, включая саму песню. Выглядит изящно и в то же время угнетающе.

10 из 10

Смотрел с самого детства. И до сих пор впечатлён.

прямая ссылка

31 марта 2011 | 12:53

Tristo

Время собирать кирпичи

Алан Паркер, пожалуй, один из самых непредсказуемых режиссёров современности. Правда, с 2002-го года, когда Паркер снял провокационную судебную драму «Жизнь Дэвида Гейла», он сконцентрировался на работе в Британской гильдии режиссёров, в которой выполняет функции председателя, а также в Британском Комитете по делам кино. Но его возвращения, уверен, ждут многие и многие. А начинал Алан Паркер со съёмок рекламы, а первым его полнометражным художественным фильмом стала пародийная лента на гангстерский мотив «Багси Мэлоун», снятый в 1976-ом году, совместивший не только пародию, но и мюзикл, направленный на детско-юношескую аудиторию. Вышедший через два года на экраны фильм «Полуночный экспресс», поставленная как биографическая драма, совмещённая с художественным вымыслом, только придала веса Паркеру. Дальше вышли музыкальная драма «Слава», затем просто драма «Как аукнется, так и откликнется». В общем, Алан Паркер тот ещё экспериментатор.

Но самый известный его эксперимент случился в 1982-ом году, когда режиссёр снял уникальную по своей визуальной составляющей картину «Стена». Вдохновением для этой работы стал одиннадцатый по счёту студийный альбом «The Wall» легендарной британской рок-группы «Pink Floyd», вышедший в 1979-ом году и ставший несколько раз мультиплатиновым. А одна из композиций альбома — «Another Brick in the Wall (Part 2)" — стала неотъемлемой частью рок-наследия, мгновенно превратившись в культовую запись и темой протеста против системы. По своей сути «The Wall» — это концептуальный альбом, рассказывающий от композиции к композиции о парне, которого и зовут Пинк Флойд. Театрализованная постановка на гастрольном туре в поддержку альбома вскоре превратила его в рок-оперу, придав ещё большего ажиотажа релизу группы «Pink Floyd», сделав её одним из самых вл

www.kinopoisk.ru


Смотрите также




© 2008- GivoyDom.ru