История одного строительства.
ТВиттер
   
 
фундамент дома фундамент дома наш дом скважина на воду наш дом стропила крыши септик фундамент дома сруб

 
Затраты на строительство:
- за 2014 год
- за 2013 год
- за 2012 год
- за 2011 год
- за 2010 год
- за 2009 год
- за 2006 год

 

Что было изображено на стенах московского кремля во время войны


Во время Великой Отечественной войны художники спасали Москву от налётов гитлеровской авиации

Для пилотов Люфтваффе Москва с самого начала войны была целью номер один. Но, благодаря подвигу советских летчиков и воинов ПВО, столицу спасли от серьезных разрушений. И не все знают, что наряду с военными Москву защищал целый батальон художников. За считанные дни они нарисовали на месте Москвы совсем новый город. И Кремлевские башни превратились в густые облака. Как создать такую оптическую иллюзию, знал авангардист Яков Чернихов.

Первая воздушная тревога была объявлена в Москве уже на второй день войны.

"Большое время было потрачено на то, чтобы выключить свет, фонари, закрыть окна, затемнить Московский Кремль", - рассказывает научный сотрудник Федеральной службы охраны РФ Валентин Жиляев.

И хотя первая тревога была учебной, выяснили: к налётам вражеской авиации Москва не готова, и нужно срочно собрать все силы в кулак, лишь бы спасти город. Ведь ещё 22 июня, в самый день объявления войны, в небе над Москвой кружил немецкий самолёт-разведчик. Используя мощную оптику, он сделал сотни снимков столицы - самую точную карту, какую только можно придумать. Особое внимание, конечно же, Московскому Кремлю. Каждый лётчик Вермахта знал, как он выглядит с высоты. Инструкции чётко диктовали, что уничтожать и как найти цель.

"То, что вы увидите, может измениться через какой-то срок, и не будет соответствовать этим фотоснимкам. Предупреждали, что Манежная площадь и сам Манеж будет перестроен и перекрашен. Мы не узнаем Красной площади", - рассказывает научный сотрудник Федеральной службы охраны РФ Валентин Жиляев.

В Берлине ещё предполагали, а в Москве уже остановили строительство Дворца Советов и все силы во главе с архитектором Борисом Иофаном бросили на маскировку Кремля и его окрестностей. Эти документы хранились в сейфах под грифом "совершенно секретно" почти 70 лет. Эскизы, которые 14 июля 1941 года лёгли на стол главы госбезопасности Лаврентия Берии, вероятно, их изучил и сам Сталин - всё-таки дело особой важности. Архитекторы предложили раскрасить кремлёвские стены и здания по всему периметру так, чтобы внешне они стали похожи на обычные городские кварталы. А Красную площадь следовало застроить домами и засадить деревьями. В то же время над маскировкой столицы работали художники. Авангардист Яков Чернихов по заказу Наркомата обороны за короткое время придумал особые изображения, которые с расстояния производили магический эффект: пролетает немецкий ас над Кремлём, а там, внизу какие-то окраины, или лес с озером, или, вообще, густые облака.

"При наведении на цель у тебя есть секунды. И вот эти секунды художник рассчитывает так, чтобы в это кратчайшее мгновение и произошёл обман!" - объясняет архитектор Андрей Чернихов, внук художника Якова Чернихова.

Фотокорру американского журнала "Лайф" Маргарет Берк-Уайт, которая находилась в Москве с первого дня войны, удалось застать не только самое начало авианалётов на столицу (простым москвичам было запрещено фотографировать), но и сделать из своего номера в "Национале" уникальный снимок, как рисовали прямо на асфальте Манежной площади крыши окрестных зданий.

До самой Тайницкой башни маскировщики собирались перекинуть ещё один мост через реку, правда, фальшивый, из фанеры. Но идею отвергли: а вдруг получится очень уж не похоже или помешает судоходству? Зато, буквально за несколько дней красная кирпичная стена Кремля превратилась в пёструю улицу с окнами и дверьми. А над зубцами выросли будто бы крыши домов. Остро не хватало ни рукавиц, ни краски, ни гвоздей, но люди работали на износ.

Уже к концу июля Кремль было не узнать даже с земли, не то, что с воздуха. В первую очередь погасили все звёзды, надели на них чехлы, а сами башни перекрасили в разные цвета. Зелёные крыши сделали коричневыми, чтобы не отличались от обычных московских, а жёлтые фасады кое-где стали чёрными, и казалось, будто это уже не одно здание, а несколько разных. Все дорожки в Кремле засыпали песком. Под краской и брезентом спрятали золотые купола колокольни и соборов. А на Красной площади и Васильевском спуске выросли целые кварталы. Кроме того, в Тайницком саду натянули брезент, расписанный под крыши, и через стену перекинули полотно с нарисованной дорогой.

Всё это с самолёта осмотрела особая комиссия и настояла, чтобы перекрасили ещё Большой Кремлёвский дворец, Александровский сад застроили макетами домов, а все мосты через реку укрыли под слоем чёрной краски. Дольше всего архитекторы ломали голову, как спрятать излучину реки Москвы. Ведь место-то самое приметное.

"Там были поставлены баржи, и на этих баржах было построено что-то вроде домиков с разным освещением. И сверху было, действительно, впечатление, что там находится город малоэтажной застройки! Излучина была совсем не видна!" - рассказывает вдова комиссара маскировочного батальона МПВО Бориса Маркуса Светлана Маркус.

Конечно же, на то, что центр Москвы для пилотов Вермахта будто совсем куда-то исчез, никто и не рассчитывал. На разведсъёмке видно, что Красная и Манежная площади замаскированы, но легко разобраться что и где, правда, днём. Но ведь бомбили, в основном, ночью. И вот тут немецких асов удалось сбить с толку. И если из 8,5 тысяч бомбардировщиков к Москве сумел прорваться лишь каждый 37-й, а почти 1,5 тысячи были сбиты силами ПВО, то уже в городе каждая третья бомба угодила в ложную цель.

"Бомбардировка была очень неэффективная. Это было, по существу, сбрасывание бомб по площадям! Куда попадёт - и хорошо!" - говорит военный историк Борис Невзоров.

Возможно, это и случайность, но все здания с крайне редких снимков замаскированной Москвы, действительно, остались целы. Театр Вахтангова на Арбате был разрушен почти до основания. А вот в Большой прилетела всего одна бомба. Знаменитый фасад и колесницу Аполлона сотрудники укрыли прямо декорациями оперы "Князь Игорь". Что вместе с нарисованной на площади крышей, видимо, и спасло Большой от прямого попадания фугасной бомбы. Кремль немецкая авиация пыталась уничтожить 8 раз. Сбрасывали даже бочку с нефтью, которая взяла и не загорелась. Но, страшно рискуя, часть маскировки, в том числе и с Мавзолея, сняли к 7 ноября, чтобы защитники столицы уходили на смерть из того города, который любили.

"Отрадно было, что Москва жива, Москва борется и Москва побеждает. Представляете, такой был подъём! Мы топали так строевым шагом, будто фашистов вбивали в землю!" - вспоминает ветеран Великой Отечественной войны, участник военного парада на Красной площади 7 ноября 1941 года Леонид Шевелёв.

После парада Москву бомбили ещё 5 долгих месяцев, до марта 1942 года. Потом маскировку постепенно снимали, и довоенный вид города помогал людям верить в мирную жизнь. В последнюю очередь, лишь через год после Победы, очистили от краски, которая слишком въелась, купола кремлёвских соборов. И сегодня они какое-то особое напоминание о титанической работе солдат, офицеров, инженеров и художников, спасших это для всех нас.

www.1tv.ru

Как Кремль спрятали от фашистских самолётов

Во время Великой Отечественной войны немецкая авиация попала по Кремлю трижды. Снаряды не нанесли серьёзного урона. Сохранить исторические постройки удалось благодаря маскировке. На четыре года центр столицы исчез.

Полная невидимость для глаз Люфтваффе — сложная задача. Самолёты пилотировали лучшие лётчики, которые хорошо видели в темноте. Каждый пилот мечтал разбомбить Кремль или Мавзолей. Простыми блэкаутами, как в Англии, было не обойтись.

Маскировка Москвы

В 1941 году стало ясно, что скоро немецкие самолёты полетят на Москву. Ни советские перехватчики, ни противовоздушная оборона не могли обеспечить стопроцентную защиту. Оригинальный способ маскировки предложили городской архитектор Борис Иофан и главный художник Большого театра Фёдор Фёдоровский. На четыре года Москва должна была погрузиться в декорации.

План включал в себя два этапа. Сначала предполагалось провести плоскостную маскировку. Все приметные здания надлежало перекрасить. Затем требовалась ложная маскировка — полное изменение планировки городских улиц. Для воплощения проекта в жизнь были проведены грандиозные работы.

Стены Кремля замаскированы под жилые дома

Маскировка Москвы во время войны

В первую очередь демонтировали и закрыли приметные с воздуха объекты. С колокольни Ивана Великого исчез крест. Яркие золотые купола замазали серой краской. Звёзды на башнях Кремля погасили и закрыли фанерой. Зелёные крыши зданий на территории Кремля перекрасили в кирпичный цвет. Благодаря этому они с воздуха не отличались от обычных зданий.

Работу провели и с фасадами строений. Огромные фасады разрисовали так, что пилоты видели несколько зданий. На Красной площади появились массивные конструкции из фанеры. Для маскировки Кремлёвской стены её визуально разделили на несколько частей. Каждую покрасили в цвет, соответствующий прилегающему кварталу. Мавзолей замаскировали с помощью огромной фанерной коробки.

Силуэты сооружений менялись с помощью маскировочных сеток. Дороги на территории Кремля накрывались брезентом, на котором рисовали крыши домов. Ложные дороги рисовали в других местах.

На площади рисуют несуществующие здания

Спасла ли ложная маскировка?

Бомбы попали на территорию Клемля трижды. Две пробили стены Арсенала в 1941 году. Ещё одна разрушила крышу Большого Кремлёвского дворца. По счастливой случайности снаряд весом в 250 килограммов не взорвался.

Считается, что благодаря маскировке Бориса Иофана треть снарядов угодила в ненастоящие цели. Если бы не декорации, разрушений было бы гораздо больше. Однако не все согласны с эффективностью маскировки. Существует версия о том, что пилоты Люфтваффе намерено не бомбили Кремль.

Здание Манежа в маскировочной окраске

Несостоявшиеся бомбардировки Кремля

Во время войны немцам удалось составить подробные планы Москвы. На снимках нет ложной маскировки. Объекты показаны на своих местах. Более того, сохранились фотографии, на которых запечатлён процесс маскировки столицы. Но если у немцев были подробные планы, почему они не разбомбили Москву?

Авиация Люфтваффе и не целилась в Кремль. Налёты преследовали другую задачу: запугать противника. Самолёты залетали в воздушное пространство Москвы, сбрасывали бомбы наугад и улетали. Потери при этом составляли в среднем 10 процентов.

Однако есть и другая версия о неточности Люфтваффе. Иметь на руках карты — одно дело. Совсем другое — разобрать ночью объекты на местности. Вполне возможно, что немецкая авиация просто не смогла определить в темноте реальное месторасположение зданий. Если так, то маскировка сработала блестяще.

Читайте также: Почему немецкие солдаты носили советские каски?

www.factroom.ru

Рассекречены архивы о том, как немцы бомбили Кремль в 1941-1942 годах — Российская газета

Время с 22 июля 1941 по 29 марта 1942 г. было наиболее драматичным периодом истории Московского Кремля в период войны. Кремль за эти месяцы пережил восемь бомбардировок, когда было сброшено 15 фугасных, две осветительные, 151 зажигательная и одна наливная бомба (200-литровая бочка с нефтью).

Время с 22 июля 1941 по 29 марта 1942 г. было наиболее драматичным периодом истории Московского Кремля в период войны. Кремль за эти месяцы пережил восемь бомбардировок, когда было сброшено 15 фугасных, две осветительные, 151 зажигательная и одна наливная бомба (200литровая бочка с нефтью).


Приступить к маскировке

Уже на третий день войны, 24 июня 1941 г. в гарнизоне Кремля была объявлена первая воздушная тревога, выявившая недостатки в действиях личного состава. Для ориентировки шоферов в темное время суток на стенах в арках Спасских, Боровицких и Арсенальных ворот краской были нарисованы белые полосы. В ночное время скорость движения машин по Кремлю устанавливалась не выше 5 км в час с потушенными или затемненными фарами, а личному составу нарядов предписывалось следить за соблюдением правил светомаскировки и немедленно пресекать нарушения.

26 июня начальник управления коменданта Московского Кремля (УКМК) НКВД генерал-майор Н.К. Спиридонов представил наркому внутренних дел СССР Л.П. Берии записку, где предлагал безотлагательно приступить к маскировке Кремля и прилегающих к нему территорий. В документе отмечалось, что эти работы могли обеспечить выполнение следующих весьма ограниченных задач:

- затруднить противнику при подлете отыскание Кремля на фоне города Москвы;

- уменьшить возможность прицельного бомбометания с пикированием по отдельным зданиям Кремля.

К записке прилагался проект плана маскировки Московского Кремля, подготовленный группой академика архитектуры Б.М. Иофана. К работам приступили 28 июня и закончили их к 1 августа, хотя представленный план был утвержден только 14 июля.

Только 9 июля ГКО СССР утвердил постановление N 73/с "О создании службы маскировки при Московском совете", в котором обязал обеспечить маскировку таких объектов, как оборонные заводы, водопроводные станции, Кремль, Центральный телеграф, нефтехранилища и городские мосты. На следующий день, 10 июля, вышло постановление СНК РСФСР "О проведении мероприятий по маскировке объектов на территории г. Москвы".

Управление коменданта Московского Кремля за маскировку Кремля отвечало самостоятельно. Моссовет и соответствующие ведомства проводили маскировочные мероприятия на прилегающих Кремлю территориях и зданиях (Красная площадь, ГУМ и здание Народного комиссариата обороны, Александровский сад, Манеж).


Мавзолей замаскировали под городское здание

План маскировки Московского Кремля предусматривал два варианта действий. Первый вариант маскировки - плоскостная имитация - предусматривал в основном перекраску крыш и открытых фасадов всех кремлевских зданий и стен для создания на них перспективного вида городских зданий, что стало немедленно реализовываться. Погасили кремлевские звезды, а через некоторое время и вовсе закрыли их деревянными щитами, с позолоченных куполов сняли кресты, отблеск их уничтожили с помощью декоративных мероприятий. Кроме того, была проведена имитационная окраска и присыпка городских кварталов, Манежной и Красной площадей, района Васильевского спуска и Ивановской площади в Кремле. Перекрашивались фасады дома N 2 НКО СССР, ГУМа и других зданий.

Второй вариант маскировки Кремля предусматривал объемную имитацию - строились ложные городские кварталы с комбинацией различных макетов. Так, в Александровском саду (по наружному контуру), на территории Красной площади, Тайницкого сада и откоса, Большого сквера в Кремле выстраивались макеты зданий по типу городских. Над Мавзолеем тоже был поставлен макет городского здания, примыкающего к корпусу N 1. Часть Тайницкого сада и трибуны Мавзолея перекрывались подвешенными полотнищами, раскрашенными под крыши обычных домов.

И плоскостная имитация, и объемное декорирование были одинаково действенны и в ночных, и в дневных условиях для бесснежного периода. Но от объемного макетирования было больше эффекта благодаря естественным теням и видимости фасадов зданий.

Контроль эффективности маскировки Кремля регулярно производили с воздуха и аэросъемкой с боевых высот. 29 июля 1941 г. комиссия, в состав которой входил замкоменданта Кремля майор государственной безопасности Н.С. Шпигов, провела наблюдение с тысячеметровой высоты - со всех сторон и под различными углами.

Уже через неделю после начала войны на крышах Оружейной палаты, Арсенала, Большого Кремлевского дворца, корпусов N 3 и N 14 были размещены зенитные пулеметные точки. 29 июля для повышения уровня противовоздушной обороны объекта в районе Большого сквера Кремля были установлены две зенитные батареи корпуса ПВО: одна - среднего калибра, другая - мелкокалиберная.

Комендатура Кремля принимала и превентивные меры. С 20 июля 1941-го и до середины 1943 г., времени окончания бомбардировок столицы, подразделения УКМК НКВД СССР ежесуточно выделяли более сотни военнослужащих для тушения зажигательных бомб. С августа 1941 г. при объявлении воздушной тревоги на территории Кремля выставлялось пять подвижных медицинских постов по два человека в каждом.


Чудо в Георгиевском зале

Вскоре разрушения и потери от налетов немецкой авиации стали реальностью, о чем красноречиво говорят данные специальных донесений. Первая бомбардировка Кремля произошла в ночь с 21 на 22 июля 1941 г.

Одна из фугасных бомб весом 250 кг, начиненная аммоналом, попала в Большой Кремлевский дворец (БКД), пробив крышу и потолочное перекрытие Георгиевского зала. Однако случилось чудо - бомба не взорвалась. Дойдя до пола зала, она развалилась, образовав бесформенную воронку. Пробитое снарядом отверстие в крыше имело размеры - 40х50 см, в потолке - 90х100 см. Свод первого этажа под Георгиевским залом дал трещины и откол весом около 60 кг, но выдержал. Если бы произошел взрыв, то большая часть Георгиевского зала и соседних с ним помещений были бы безвозвратно утеряны. На чердаке БКД также была найдена неразорвавшаяся термитная (зажигательная) бомба весом в 1 кг.

23 июля в 02.15 вражескими самолетами на Московский Кремль было сброшено 76 термитно-зажигательных бомб весом 1 кг: на Соборную площадь - 14, в Большой сквер - 15, на чердак БКД - 4, на чердак корпуса N 14 - 3 бомбы и т.д. Все бомбы были своевременно затушены, и ни один объект не пострадал. Помимо зажигательных бомб, на территорию Красной площади были сброшены три фугасные бомбы (между Мавзолеем и зданием ГУМа), причинившие незначительные повреждения тротуару и проезжей части. Вместе с бомбами гитлеровцы сбрасывали большое количество листовок.

В ночь 6 на 7 августа на территорию Кремль попало 67 термитно-зажигательных бомб весом в 1 кг, которые также были затушены, не успев причинить вреда. Кроме того, на территорию Тайницкого сада упали две осветительные бомбы весом по 50 кг. Бомбы не воспламенились, были обезврежены и вывезены из Кремля.


Проморгали наводчика

В ночь с 11 на 12 августа примерно в 0.30 сотрудниками УКМК по звуку, на высоте 4-5 км, был отмечен одномоторный самолет, который в течение нескольких минут кружил над Кремлем, создав два круга дымовой полосы с перекрестием в центре. Очевидно, этот самолет был признан своим, и огня по нему ПВО Москвы не вела. Около 1.00-1.10 самолеты противника по этому ориентиру сбросили серию фугасных бомб, из которых две упали на территорию Кремля: одна, ориентировочно весом в 100 кг, - у подъезда президиума Большого Кремлевского дворца; другая, ориентировочно весом в 1000 кг, - на здание Арсенала. Вне территории Кремля, в 25 м от Боровицких ворот, на проезжей части упала бомба весом в 50 кг и бомба в 100 кг - на территорию Александровского сада, в 50 м от этих же ворот. От взрыва сброшенных бомб:

- в районе БКД был поврежден электрический кабель, разбиты стекла и рамы Екатерининского зала, "Собственной половины", комнат президиума, поломана дверь подъезда дворца; пострадал также корпус N 9;

- в Арсенале была разрушена восточная часть здания, серьезно пострадали расположенный во дворе этого здания малый гараж, общежития подразделений гарнизона, складские помещения, столовая и кухня УКМК, уничтожена зенитно-пулеметная огневая точка, разбиты стекла в оконных переплетах здания правительства, здания УКМК, 3го корпуса и в остальной не разрушенной части Арсенала.

Если при предыдущих налетах потерь не было, то в этот раз из состава наряда пострадало 68 человек, из них:

- убиты - 15 человек;

- получили средние и тяжелые ранения - 23 человека;

- легкие ранения - 17 человек;

- не было найдено - 13 человек.

Разбито шесть легковых автомашин: две ЗИС-101 и четыре М-1, повреждено два ЗИС-101 и одна М-1.

Фугасными бомбами вне Кремля в ту ночь были выведены из строя телефонные кабели, связывавшие Кремль с Домом правительства и с рядом наркоматов, в том числе с НКВД. А через несколько дней после этой бомбардировки на втором этаже корпуса N 1 в кабинете И.В. Сталина особого сектора ЦК ВКП(б) был выставлен солдатский пост комендатуры. В задачу часового входило наблюдение за проведением работ по замене оконных переплетов, пришедших в негодность во время последней бомбардировки.

Опасным получился и налет 29 октября 1941 г. в 19:22 в Кремль, на территорию двора Арсенала, была сброшена бомба фугасного действия (предположительно весом в 500 кг). Этот налет принес самые большие потери среди личного состава. Пострадали 146 человек, из них:

- убиты - 41 человек;

- не найдены - 4 человека;

- тяжело ранены - 54 человека;

- легко ранены - 47 человек.

Кроме того, был разрушен малый гараж, разбиты три автомашины и один мотоцикл, разрушены помещения, расположенные в нижнем этаже Арсенала, две арсенальные лестницы, выходящие во двор; в помещениях возник пожар, который также дополнил разрушения.


Боевые потери в Кремле

В первой половине 1942 г. бомбардировки продолжились. Так, 6 марта в 01.10 были сброшены три фугасные бомбы. Бомба весом в 500 кг упала около Набатной башни, близ Спасских ворот, и попала в щель, где укрывались восемь бойцов полка специального назначения. Одна из 50килограммовых бомб упала на площади против здания УКМК, другая - на проезжей части против Архангельского собора. Сброшенными фугасными бомбами были убиты восемь человек, умерли впоследствии от ран четверо, ранены и контужены 32 человека. Взрывами также был причинен ущерб ряду зданий на территории Кремля.

29 марта при налете вражеской авиации 50килограммовая фугасная бомба упала в Тайницкий сад, напротив Безымянной башни, и попала в машину с боеприпасами. Было уничтожено 39 снарядов, 171 винтовочный патрон, два грузовика. Взрывной волной разбило часть стекол в здании УКМК. Человеческих жертв не было. И это была последняя из восьми бомбардировок Московского Кремля...

Людские потери от бомбардировок Кремля за первые два года войны составили:

- убиты, пропали без вести и умерли от ран - 94 человека;

- тяжело ранены - 88 человек;

- легко ранены - 76 человек.

С ноября 1941 г. гитлеровцы, учитывая малую эффективность зажигательных бомб, перешли исключительно на фугасные бомбы. Фашистская авиация в этот период, ввиду близости своих войск к Москве, участила налеты. Бывали дни, когда случалось по 5-6 тревог в сутки. Не успевали давать отбой, как опять объявлялась тревога, даже в промежутках между тревогами бывали бомбардировки. В эти дни кроме Кремля также сильно пострадали и важные объекты, охрану которых обеспечивали подразделения 1-го отдела НКВД СССР, в частности, здания ЦК ВКП (б) на Старой площади и Большой театр.

rg.ru

Московский Кремль — Википедия

Московский Кремль[1] — крепость в центре Москвы и древнейшая её часть, главный общественно-политический и историко-художественный комплекс города, официальная резиденция Президента Российской Федерации, была официальной резиденцией Генерального секретаря ЦК КПСС.

Расположен на высоком левом берегу Москвы-реки — Боровицком холме, при впадении в неё реки Неглинной. В плане Кремль — неправильный треугольник площадью 27,5 гектара. Южная стена обращена к Москве-реке, северо-западная — к Александровскому саду, восточная — к Красной площади.

Финно-угорское поселение[править | править код]

Первые поселения на территории Московского Кремля относятся к бронзовому веку (II тысячелетие до н. э.). У современного Архангельского собора было найдено финно-угорское поселение, относящееся к раннему железному веку (вторая половина I тысячелетия до н. э.). В это время поселение дьяковского типа занимало центр верхней надпойменной террасы Боровицкого холма (район современной Соборной площади) и, возможно, уже имело укрепления. С северо-востока селение было защищено двумя оврагами: один, к северу от нынешних Троицких ворот, выходил к реке Неглинной, другой лежал между Петровской и Второй Безымянной башнями современного Кремля[2].

Посёлок вятичей[править | править код]

С началом в X веке славянской колонизации бассейнов Оки и Москвы-реки вершину Боровицкого холма заселили вятичи (возможно, осваивая прежнее городище). Предположительно, поселение вятичей на холме состояло из двух укреплённых центров — первый, больший по площади, находился на месте современной Соборной площади, второй занимал оконечность мыса. Предположительно, оба центра защищало кольцевое укрепление, состоявшее из рва, вала и частокола. Вятичи включили в состав оборонительных сооружений и два соединённых промоиной оврага, выполнявших ту же функцию ещё в дославянское время; овраги были преобразованы в ров глубиной до 9 м и шириной около 3,8 м. Предположительно, на мысовой части поселения располагался некий политико-административный центр: при археологических раскопках здесь была найдена киевская вислая печать конца XI века. Обе части, вероятно, имели свои культовые центры — верхний в районе Соборной площади, нижний — «под Бором». На этом месте находилась старейшая в Москве церковь Рождества Иоанна Предтечи. К докняжескому времени относятся и кремлёвские топонимы «Маковица», «Горы» и «Бор». Эти два центра окружал посад, раскинувшийся вдоль рек Неглинной и Москвы. Развитие и процветание поселения было связано с пролегающими здесь торговыми путями: по Москве-реке шла оживлённая торговля между Востоком и Западом. Помимо водного пути, рядом проходили две сухопутные дороги — одна в Новгород (позже Волоцкая), другая из Киева через Смоленск на северо-восток; обе дороги соединялись у подножия Боровицкого холма бродом через Москву-реку (в районе нынешнего Большого Каменного моста)[3].

Первая крепость[править | править код]

Первое летописное упоминание о Москве относится к 1147 году. В 1156 году на территории современного Кремля были построены первые укрепления общей протяжённостью около 850 м и площадью около 3 га. Укрепление было окружено рвом шириной 16–18 м и глубиной не менее 5 м. Земляной вал по ширине был около 14,5 м и 7 м по высоте. Для тех времён это была типичная средняя русская крепость. Вал был укреплён дубовыми брусьями, скреплявшимися на польский манер[неизвестный термин]. Во время монгольского нашествия после пятидневного сопротивления монголы взяли Москву, которую защищали младший сын Юрия Владимир и воевода Филипп Нянка «с малым войском»[4]. Кремль был разрушен, все его защитники — убиты, а Владимир Юрьевич — взят в плен. По свидетельству Лаврентьевской летописи, были сожжены все монастыри и церкви с сёлами.

Княжеская резиденция[править | править код]

С 1264 года Кремль являлся резиденцией московских удельных князей. В 1272 году князь Даниил Александрович (внук Ярослава Всеволодовича и младший сын Александра Невского) в первый год своего княжения устроил здесь Спасопреображенскую церковь. Предание об этом событии упоминает исследователь истории Кремля Александр Воронов.[5]

В 1293 году Москва была взята войском татарского царевича Тудана («Дюденева рать»).

С самого начала XIV века обострился конфликт между московскими и тверскими князьями, который начался при Данииле Александровиче. Этот междоусобный конфликт продолжался до 1329 года и в конечном итоге закончился существенным укреплением Великого княжества Московского[6].

В 1339 году были построены стены и башни из дуба.

В XIV веке в Кремле были устроены пять монастырей[6]. Первый из них (Спасо-Преображенский монастырь на бору) был создан в 1330 году, к тысячелетию Константинополя — «Нового Рима». Его центром стала древняя московская церковь Собора Спаса на Бору, или собор Спас-Преображения «что на Бору»[5][7]. Здесь происходили погребения московских князей и княгинь, пока роль усыпальницы не перешла к Архангельскому собору для мужчин и Вознесенскому монастырю (также разрушенному) для женщин. После учреждения Новоспасского монастыря в конце XV века собор Спаса на Бору получил статус придворного храма. В результате сооружения Кремлёвского дворца в 1830–1840 годах храм Спаса оказался вписанным во внутренний двор Дворца. Храм был уничтожен 1 мая 1933 года на основании решения Политбюро ЦК ВКП(б).

Другим древнейшим сооружением был Чудов монастырь, основанный митрополитом Алексием в 1365 году, находился в восточной части территории Кремля, примыкая к Вознесенскому монастырю. Название получил по церкви Чуда Архангела Михаила в Хонех, ставшей впоследствии усыпальницей митрополита Алексия. В 1483 году на территории монастыря была сооружена Алексиевская церковь. По распоряжению чудовского архимандрита Геннадия в неё перенесли мощи митрополита Алексия. В 1501–1503 древнюю церковь Михаила Архангела сменил храм, возведённый итальянскими мастерами[8]. В начале XX века в подклете Алексиевской церкви была сооружена усыпальница, где погребли останки великого князя Сергея Александровича, погибшего в Кремле в 1905 году от рук террористов. Склеп великого князя находился под полом, точно под ракой святителя Алексия. В 1929 году все постройки Чудова монастыря были снесены.

Белокаменный Кремль Дмитрия Донского[править | править код]

Лицевой летописный свод: «В том же году Князь великий Дмитрий Иоаннович заложил град Москву каменный, и начали делать беспрестанно»

В 1366—1368 годах, при великом князе Дмитрии Донском, деревянные стены Кремля заменяются стенами и башнями из местного белого камня (по данным археологии каменными были башни и наиболее важные части стены, откуда была наибольшая опасность штурма)[9]. С этого периода в летописях часто встречается название — «Москва белокаменная». Вскоре после постройки белокаменных стен они дважды — в 1368 и 1370 годах — выстояли против осады войск князя Ольгерда; в 1382 году хан Тохтамыш обманным путём проник в Кремль и разорил его, однако крепость быстро была восстановлена. Постепенно плотная деревянная застройка Кремля заменялась каменной, чему способствовали частые пожары. В 1404 году Лазарь Серб собрал и установил первые часы близ Благовещенского собора на подворье князя Василия Дмитриевича. К середине XV века в Кремле перестроили и расширили Благовещенский собор, на Митрополичьем дворе воздвигли церковь, названную позднее Ризоположенской, купец Ховрин перед своим домом построил церковь Воздвижения. В конце 1450-х — 1460-х годах на подворье Симонова монастыря, у Никольских ворот, возвели церковь Введения с каменной палатой, к Успенскому собору пристроили придел Похвалы Богородицы, на подворье Троице-Сергиева монастыря воздвигли церковь Богоявления, на территории великокняжеского двора поставили каменную церковь Иоанна Предтечи[10].

Постепенно белокаменные укрепления Кремля ветшали; прочность материала оказалась недостаточной и сооружения «поплыли» — летописи XV века содержат множество упоминаний о проводившихся восстановительных работах. В 1462 году масштабный ремонт стен от Свибловой стрельницы до Боровицких ворот осуществил В. Д. Ермолин[11].

Кирпичный Кремль Ивана III[править | править код]

Во второй половине XV века, при Иване III Великом, началась коренная перестройка Московского Кремля. Первым начали строить новый Успенский собор, ибо старый, построенный Иваном Калитою, к тому времени уже сильно обветшал. Строительство в 1471 году первоначально было поручено русским зодчим Кривцову и Мышкину, однако доведённое до сводов здание рухнуло в 1474 году при землетрясении — «известь была неклеевита, а камень нетвёрд»[12]. Иван III пригласил из Италии архитектора Аристотеля Фиораванти, который воздвиг к 1479 году существующее здание по подобию Успенского собора во Владимире. В 1484–1486 годах псковскими мастерами была возведена новая Ризоположенская церковь, а в 1484–1489 годах — новый Благовещенский собор на подклете прежнего храма. К тому времени вслед за Фиораванти в Москву были приглашены и другие итальянские зодчие. В 1485 году началось возведение нового Великокняжеского дворца, продолжавшееся с большими перерывами до 1514 года. Ранее всего была построена парадная часть дворца, от которой до наших дней сохранилась Грановитая палата, которую в 1487–1491 годах построили итальянские зодчие Марко Фрязин и Пьетро Антонио Солари. Строительством княжеских хором и внутренней стены, отделявшей их от остальной территории Кремля, занимался Алевиз Фрязин; он же перенёс на новое место парадную часть дворца — с южной стороны на восточную, обращённую к Соборной площади. Несмотря на то, что строительством дворца руководили итальянские зодчие, его архитектура полностью сохранила принципы сооружения древнерусских хором: на едином высоком каменном подклете были возведены отдельные каменные и деревянные объёмы[13][14]. С возведением в 1505–1508 годах Архангельского собора (архитектор Алевиз Новый) и колокольни Ивана Великого (архитектор Бон Фрязин), а также здания Казённого двора между ними формирование Соборной площади как главной площади Московского Кремля в основном завершилось[11][15].

В начале XVI века в Кремле итальянские мастера строят новые храмы: собор Чудова монастыря (1501–1503), собор Вознесенского монастыря (1519), церковь Иоанна Лествичника (1505–1508), церковь Николы Гостунского, перестраивается храм Иоанна Предтечи у Боровицких ворот (1504)[16][17].

Одновременно с сооружением Великокняжеского дворца и обновлением кремлёвских храмов шло строительство новых Кремлёвских стен и башен. Начиная с 1485 года на протяжении целого десятилетия под руководством итальянских зодчих белокаменные прясла стен и башни разбирали, а на их месте возводили новые из обожжённого кирпича. Площадь крепости была увеличена за счёт присоединения значительных территорий на северо-западе и достигла 27,5 га, а Кремль получил современные очертания неправильного треугольника[18]. Форма башен и завершения стены в виде зубцов напоминают замок Скалигеров в Вероне и замок Сфорца в Милане[15]. Московский Кремль повторяет замок Сфорца вплоть до мельчайших деталей — верх стен крепости в России венчали 1045 зубцов в форме ласточкиного хвоста. Даже высота у них одинакова — 71 м[19].

В 1508 году вдоль стен был вырыт Алевизов ров, вода в который поступала из Неглинной. Кремль окончательно превратился в неприступную, окружённую водой со всех сторон крепость, обособленную от разросшегося к тому времени города[16]. При реставрации стен и башен в 1946–1950 годах и в 1974–1978 годах внутри их кирпичной кладки, в нижних частях и фундаментах были обнаружены белокаменные блоки, использованные в качестве забутовки. Возможно, что это и есть остатки белокаменных стен Кремля времени Дмитрия Донского.

В конце XV — начале XVI веков были отрегулированы и расширены основные кремлёвские улицы — Спасская, Никольская и Чудовская[20]. К тому времени в Кремле находилось ещё немало дворов бояр, духовенства и удельных князей, которые селились, в основном, на Подоле и к северу от Соборной площади. При Василии III и Иване Грозном, по мере обострения борьбы с удельными князьями, великий князь изымал их дворы и передавал своим приближённым[16]. В XVI веке строительство в Кремле сводилось в основном к обновлению и совершенствованию уже существовавших зданий и ансамблей. В 1532–1552 годах к колокольне Ивана Великого пристроили Воскресенскую церковь, в середине века перестроили Благовещенский собор, на Митрополичьем дворе появились церкви Соловецких чудотворцев и Трёх Святителей, неоднократно перестраивался и расширялся великокняжеский (затем царский) дворец. Благовещенский собор стал девятиглавым, а главы его, как и главы Успенского собора, были покрыты золотом, вывезенным из покорённой Казани. На Троицком подворье возведена уникальная шатровая церковь. Иван Грозный долгое время жил на «опричном дворе» вне Кремля; после отмены опричнины для царя выстроили новые Постельные палаты в четыре покоя неподалёку от церкви Спаса на Бору[21] (на месте нынешнего Георгиевского зала).

Первые изображения Кремля сохранились от конца XVI — начала XVII веков: план, помещённый в «Записках о Московии» австрийского посла Сигизмунда Герберштейна, и опубликованный голландским картографом Герритсом Гесселем план, получивший название «Кремленаград»[22][23]. Последний даёт представление о существовавшем тогда характере застройки Кремля. Среди тесно стоящих строений видны отчётливые очертания Соборной (Царской) и Ивановской площадей; от Ивановской площади две улицы ведут через северо-восточную часть крепости к Спасским (тогда Фроловским) и Никольским воротам; всю юго-западную часть занимает новый дворцовый комплекс, сооружение которого шло в течение всего царствования Бориса Годунова и завершилось в 1601–1603 годах[24][23]. Иранский дипломат Орудж-бек Баят, посетивший Москву в 1599 году, в своих записках заключал: «Дома в Кремле построены в стиле итальянских архитекторов и украшены красивыми орнаментами. Дворец царя особенно красив…»; он же писал о большом количестве в Кремле деревянных строений[25].

В 1610–1612 годах Кремль был занят польско-литовским гарнизоном Александра Гонсевского.

Расцвет Кремля в XVII веке[править | править код]

С воцарением Романовых возобновилось активное строительство церковных и светских зданий. В 1624 году надстроена Спасская башня. В 1635–1636 годах построен Теремной дворец и дворцовые церкви.

А. М. Васнецов. «Расцвет Кремля. Всехсвятский мост и Кремль в конце XVII века». 1922. Бумага на картоне, акварель, уголь, карандаш. 64 × 109. Музей Москвы, Москва

В правление царя Фёдора Алексеевича (1676–1682) и царевны Софьи (1682–1689) произведена масштабная перестройка кремлёвского ансамбля, в результате которой он получил логическое завершение. Были возведены новые корпуса Приказов и Чудова монастыря, верховые сады, палаты цариц и царевен, а все башни Кремля (кроме Никольской) получили многоярусные надстройки с украшенными цветной черепицей шатрами. В это же время Кремль изменил свой цвет: из красно-кирпичного он стал белым. 7 июля 1680 года, как говорится в одном древнем историческом акте, царь Фёдор Алексеевич «указал город Кремль выбелить известью»[26].

XVIII век[править | править код]

С началом царствования Петра I значение Московского Кремля заметно изменилось — царь переехал сначала в Преображенское, а затем в Петербург, и крепость потеряла статус постоянной царской резиденции. В начале XVIII века изменился и характер кремлёвской застройки: после опустошительного пожара 1701 года, Пётр издал в 1704 году указ, запрещающий строить внутри Кремля деревянные здания[27]. В 1702 году на выгоревшей части между Троицкой и Собакиной башнями начинается строительство здания Арсенала (Цейхгауза), продолжавшееся с перерывами до 1736 года. С началом Северной войны возникла угроза вторжения в Москву войск Карла XII, в связи с чем Пётр I распорядился возвести вдоль кремлёвских стен бастионы, а осушенные в XVII веке рвы наполнить водой. Однако использовать эти укрепления не пришлось — после победы русской армии под Полтавой опасность миновала[27][28].

При Елизавете Петровне в 1743–1750-х годах были разобраны древние Столовая, Ответная и Золотая палаты дворца и заменены небольшим богато декорированным зданием Зимнего дворца по проекту В. В. Растрелли, построенным под наблюдением Д. В. Ухтомского. Одновременно Ухтомский возвёл на месте снесённого здания Большой казны галерею Оружейной палаты и занимался перестройкой Приказов. При обветшании кремлёвских строений ставилась задача прежде всего их ремонта, а при его невозможности — старые здания разрешалось ломать и восстанавливать «таким же видом как прежде были»[29].

В 1768 году для строительства нового Кремлёвского дворца по проекту В. И. Баженова была создана специальная государственная организация — Экспедиция кремлёвского строения[30]. При подготовке места для нового дворца была ликвидирована вся застройка юго-восточной части бровки холма, уничтожены многие памятники древнерусской архитектуры, в том числе разобрана южная часть кремлёвской стены вместе с Тайницкой и Первой Безымянной башнями. Баженов ставил перед собой цель «обновить вид сего древностью обветшалого и нестройного града» в соответствие с господствующей тогда эстетикой классицизма — предполагалось не только выстроить новый дворец, но и осуществить коренную перепланировку основных улиц и площадей Кремля, оставив лишь отдельные соборы и строения нарышкинского и петровского барокко[31]. Однако в 1775 году строительство дворца было отменено, официальной причиной чего была названа осадка Архангельского собора; способствовали этому решению огромные затраты на переустройство и нелюбовь Екатерины II к Москве. Разобранная стена с башнями была вскоре восстановлена в прежних формах[32].

В 1775 году был утверждён Прожектируемый план — план реконструкции Москвы, для реализации которого был создан Каменный приказ во главе с П. Н. Кожиным. В конце 1776 года Кожин составил отдельный доклад о реконструкции Московского Кремля, который предполагал создание в Кремле регулярных площадей, постройку новых дворцов и правительственных зданий с «самонаилучшей фасадой по правилам новейшей архитектуры». При этом возведение новых построек предполагалось осуществлять на удалении от древних зданий, которые бережно сохранялись[33]. В 1763 году указом императрицы Екатерины II Сенат был поделён на департаменты и два из них — ведающий правами дворян и судебный — перевели из столицы в Москву[28][34]. Для их размещения в 1776–1787 годах по проекту Матвея Казакова было построено здание Присутственных мест (Сената), ставшее первым крупным сооружением Кремля в стиле классицизма. С возведением Сената с территории Кремля исчезли последние частные владения[35]. В те же годы Казаков построил на Ивановской площади Архиерейский дом и готический портик Чудова монастыря[36][34].

В 1797 году Казаков составил новый план общей реконструкции Кремля, что было вызвано коронацией Павла I. Как и проект Баженова, казаковский план реконструкции Кремля остался неосуществлённым, однако утвердил представление о Кремле как о едином архитектурном ансамбле[36][37].

XIX век[править | править код]

В первые годы XIX века Кремль начал восприниматься современниками как символ исторической и боевой славы России, что вызвало появление в его застройке ярких псевдоготических форм. Архитектор И. В. Еготов использовал готические элементы при перестройке Потешного дворца и ряде других кремлёвских построек[38].

Вместе с тем, на начало XIX века пришёлся снос множества древних строений. В числе прочих были уничтожены знаменитые Гербовые ворота, Сретенский собор, часть Потешного дворца, несколько храмов Вознесенского монастыря, а также комплексы Хлебенного дворца, Цареборисова двора и Троицкого подворья.

В 1812 году Москва и Кремль были захвачены армией Наполеона. Французская армия вошла в Кремль 2 сентября 1812 года, а сам Наполеон — 3 сентября. Однако уже на следующий день он бежал из Кремля по потайному ходу под угрозой распространившегося огня[39]. Отступая, Наполеон приказал заминировать и взорвать кремлёвские здания. Несмотря на то, что большинство зарядов не взорвалось, урон был значительным. Взорваны были Арсенал, Водовзводная, Петровская и Первая безымянная башни, серьёзно пострадали Угловая Арсенальная башня и пристройки к колокольне Ивана Великого, частично был повреждён Сенат[40]. Восстановление вёл архитектор Ф. К. Соколов; ряд башен был отстроен по проектам и под наблюдением О. И. Бове. В ходе реконструкции Красной площади Бове придал Никольской башне готический облик. Арсенал был восстановлен и получил новую отделку позднее — в 1815–1828 годах по проекту московских зодчих А. Н. Бакарева, И. Л. Мироновского, И. Т. Таманского и Е. Д. Тюрина[34].

ru.wikipedia.org

Куда в ноябре 1941 года исчезли с Красной площади все постройки: Политика: Россия: Lenta.ru

Попавшие 7 ноября 1941 года на Красную площадь люди не узнали ставшего уже привычным облика Московского Кремля. Еще летом его как следует замаскировали, опасаясь ударов фашистской авиации, а специально перед легендарным парадом — демаскировали. И почти сразу же после того, как по Красной площади прошли полки Красной Армии, прямиком отправлявшиеся на передовую, снова укрыли фанерными маскирующими щитами.

После нападения Германии на СССР началась серьезная подготовка Московского Кремля и других объектов к маскировочным работам. Руководство страны небезосновательно опасалось бомбардировок Москвы — как показали дальнейшие события, эта угроза была абсолютно реальной. 28 июня 1941 года фашисты взяли Минск. Это заставило форсировать многие работы, в том числе и те, что касались маскировки. По распоряжению высшего руководства комендант Московского Кремля генерал-майор Николай Спиридонов пригласил для разработки и осуществления проекта защиты лауреата Сталинской премии академика Бориса Иофана.

«К начальным работам по маскировке Московского Кремля приступили уже 28 июня, — рассказывает старший научный сотрудник Центра по связям с прессой и общественностью Федеральной службы Охраны (ФСО) РФ Ольга Кайкова. — План был утвержден уже 14 июля 1941 года. Маскировали башни Кремля и сам Кремль очень тщательно, была разработана целая система, позволяющая сделать их незаметными для врага. Борис Михайлович Иофан, возглавлявший эти работы, за короткое время создал серию эскизов для маскировки Кремля».

Фото: О.Кнорринг / ТАСС

Москва. Зенитное орудие на крыше библиотеки им. В.Ленина.

Кайкова продолжает: «Была проделана гигантская работа. На каждое кремлевское здание и сооружение подготовили отдельный эскиз — всего их было около двадцати. Часть эскизов и рабочих чертежей были подписаны Иофаном 23 июля, а закончились все работы к 1 августа 1941 года. Сложность их состояла в том, что Кремль своеобразен по своей архитектуре, он имеет особую форму, очень выделяется на местности и с воздуха хорошо просматривается».

Кстати, выбор кандидатуры для осуществления задуманного был неслучаен. Именно архитектор Борис Иофан был автором грандиозного проекта Дворца Советов (правда, так и не осуществленного из-за начавшейся войны). И маскировка Кремля ему и возглавляемой им группе архитекторов удалась на славу. Надо заметить, что в силу серьезности положения и большой вероятности бомбардировок работы по проектированию начались одновременно с покраской зданий в маскирующие тона.

Не хватило буквально недели: работы еще были не закончены, когда в ночь на 22 июля Москва и Кремль подверглись бомбардировке фашистской авиацией. Одна бомба попала (но не взорвалась) в Большой Кремлевский Дворец. Вместе с тем работы по «исчезновению» построек продолжались.

Фото: хроника ТАСС

Великая Отечественная война, 1941 год

«Разрабатывали схемы маскировки целыми участками, — продолжает Ольга Константиновна. — Например, среди прочего имелся план маскировки кремлевской стены, которая выходит на Красную площадь. В этот же участок попадала Спасская башня и все те здания, которые просматриваются с этой стороны».

Проект предусматривал два варианта. Первый сводился к плоскостной имитации и предусматривал перекраску фасадов и крыш — купола всех кремлевских храмов (Ивана Великого, Успенского, Архангельского, Благовещенского соборов) были полностью закрашены. По индивидуальным эскизам выбирались неброские, преимущественно серые тона, чтобы с воздуха они «растворились» и были невосприимчивы для глаза. Спасская башня и Кремлевская стена были замаскированы под жилые кварталы: на стенах были нарисованы ложные окна, по крышам шла темная полоса, и это выглядело с воздуха как дорога. То есть все делалось для того, чтобы максимально запутать и дезориентировать противника.

Второй вариант предусматривал объемную маскировку. По наружному контуру Александровского сада выстроили ложный квартал. Территория Тайницкого сада и вся Красная площадь была застроена такими же макетами. Мавзолей тоже был преобразован в небольшой жилой дом с мезонином. Идея состояла в том, чтобы скрыть Кремль и создать на его месте имитацию обычных жилых кварталов.

Рубиновые звезды на кремлевских башнях и соборные кресты убрали в фанерные чехлы, а сами башни выкрасили таким образом, что с высоты они абсолютно не выделялись на общем фоне. В этом и заключалось искусство маскировки — благодаря художественному преобразованию эти величественные строения совершенно не просматривались как башни. Верхняя часть Спасской башни, например, была выкрашена в темные тона и с большой высоты «съедалась», не определялась с воздуха. А нижняя была замаскирована под жилой дом. Таким образом был преображен весь Кремль.

Грязно-серыми красками раскрасили для немецкой авиации все зеленые крыши кремлевских зданий (которых в Москве практически нигде больше не было) и даже саму Красную площадь, так что сверху она выглядела кварталом жилых домов. Можно только представить, какая это была гигантская работа, ведь площадь только самого Кремля составляет 28 гектаров.

Фото: Анатолий Гаранин / РИА Новости

Парад на Красной площади в Москве 7 ноября 1941 года.

Была предпринята удачная попытка изменить ориентиры на Москве-реке. Для этого «убрали» с помощью той же специальной раскраски Большой Москворецкий и Большой Каменный мосты. А между ними появился макет другого, несуществующего моста.

Все работы вели солдаты кремлевского полка специального назначения, за каждым взводом которого был закреплен определенный объект. По понятным причинам особое беспокойство руководства вызывали высотные строения Кремля. Самая высокая на его территории 82-метровая колокольня Ивана Великого благодаря мастерству Бориса Иофана преобразилась так, что визуально различима была лишь с высоты ста метров.

Как бы ни маскировали Московский Кремль, летчики немецкой авиации все-таки могли отыскать его по характерной треугольной форме и отсутствию теней у некоторых нарисованных на его площадях (в том числе и на Красной) «жилых домов». Тени давали лишь естественные постройки Кремля да здания-призраки из фанеры. А так как за восемь бомбардировок с фашистских самолетов было сброшено довольно большое количество осветительных бомб (на дневные акции немцы не решались), сразу становились видны примерные очертания того, что было за кремлевской стеной.

Одних только зажигательных бомб на Кремль было сброшено полторы сотни. Комплекс кремлевских храмов — это святое, намоленное за сотни лет место. Может быть, именно поэтому часть смертельного груза просто не взорвалась. Нацисты бомбардировали Кремль фугасными бомбами и даже бочками с нефтью, однако особых разрушений и ни одного пожара на его территории не произошло.

Маскировали не только сам Кремль, но и здания и объекты, находящиеся рядом: Манеж, Исторический музей, Большой театр. Надо отдать должное академику Борису Иофану и его группе архитекторов: по воспоминаниям одного из немецких асов, бомбивших Москву, летчики люфтваффе были порядком сбиты с толку маскировкой «сердца Москвы». Найти Кремль авиаторам в конечном итоге все-таки удалось, но с большим трудом.

Фото: Александр Устинов / РИА Новости

Парад на Красной площади в Москве 7 ноября 1941 года.

«Госприемку» комплекса маскировочных работ в конце июля устроил старший офицер госбезопасности Николай Шпигов (впоследствии генерал-майор КГБ). Облетев Москву и ее исторический центр на высоте тысячи метров, Николай Семенович по достоинству оценил все сделанное архитекторами и остался доволен.

К слову, за все восемь бомбардировок немцам лишь однажды удалось нанести Кремлю более или менее значительный урон. Во время одного из налетов бомба весом в тонну упала во двор Арсенала. Разрушенным оказался гараж особого назначения (ГОН) и восточная часть Арсенала. Но главное — погиб целый взвод красноармейцев, не успевших эвакуироваться в бомбоубежище, многие были ранены.

Лишь незадолго до легендарного парада Победы, состоявшегося 24 июня 1945 года, маскировку Кремля и окрестных построек окончательно демонтировали. В апреле 45-го в Мавзолей вернули тело вождя мировой революции. Те, кто занимался восстановлением первоначального облика Кремля, столкнулись с серьезной проблемой: за время войны серая краска, которой покрыли кремлевские храмы, намертво въелась в наружное покрытие куполов. Но и эту проблему вскоре решили.

Кстати, бытует легенда, согласно которой точную копию Кремля из фанеры построили на Ходынском поле столицы. Так это или нет — доподлинно не известно: архивных документов, свидетельствующих об этом, не существует, а специалисты не дают однозначного ответа.

lenta.ru

история, фото, интересные факты, легенды.

История не сохранила точного года появления Московского Кремля. Но уже в XII веке Юрий Долгорукий рассматривал Москву как форпост суздальского княжества, поэтому сразу задумался о строительстве крепости.

Кремль Долгорукого был крошечным: он умещался между современными Тайницкой, Троицкой и Боровицкой башнями. Его окружала деревянная стена длиной 1 200 метров.

Сначала эту крепость называли городом, а земли вокруг — посадом. Когда появился Китай-город, крепость переименовали в Старый город. И только после строительства в 1331 году Белого города крепость назвали Кремлем, что означало «крепость в центре города».

Слово Кремль» происходит от древнерусского «кром» или «кремнос» (твердый) — так называли центральную часть древних городов. Кремлевские крепостные стены и башни обычно ставили на самом высоком месте.

Слово «Кремль» также могло происходить от так называемого «кремленого» (прочного) дерева, из которого строили городские стены. А в 1873 году исследователь А.М. Кубарев предположил, что этот топоним мог прийти из греческого языка, где «кремнос» означает «крутизна, крутая гора над берегом или оврагом». Московский Кремль действительно стоит на горе на крутом берегу реки, а слова «кремн» и «кремнос» могли попасть в русскую речь с греческим духовенством, прибывшим в Москву в конце 1320-х годов вместе с митрополитом Феогностом.

Путеводитель по архитектурным стилям

Московский Кремль стоит на Боровицком холме, на слиянии Москвы-реки и Неглинной. За стенами крепости площадью 9 гектар могли укрыться от опасности жители окружающих посадов.

Со временем посады росли. С ними росла и крепость. В XIV веке при Иване Калите построили новые стены Московского Кремля: снаружи деревянные, обмазанные глиной, внутри — каменные. С 1240 года Русь находилась под татаро-монгольским игом, а московские князья умудрялись в центре захваченной страны возводить новые крепости!

Кремль при Дмитрии Донском (после пожара 1365 года) построили уже из белого камня. Тогда стены имели длину почти 2 километра — на 200 метров короче нынешних.

Пожары и землетрясение 1446 года повредили крепость, и при Иване III в конце XV века Московский Кремль перестроили. Для этого пригласили итальянских архитекторов — специалистов по фортификации — Аристотеля Фиорованти, Пьетро Антонио Солари, Марко Руффо. Они строили не просто крепость, а святой город. Легендарный Царьград был заложен по трем углам на все стороны по семи верст, поэтому итальянские мастера с каждой стороны Московского Кремля поставили по 7 краснокирпичных башен (вместе с угловыми) и постарались сохранить одинаковое расстояние от центра — Успенского собора. В таком виде и в таких границах Московский Кремль дошел до наших дней.

Стены Кремля получились так хороши, что ими ни разу никто не овладел.

Как читать фасады: шпаргалка по архитектурным элементам

Два водных рубежа и склоны Боровицкого холма уже давали крепости стратегическое преимущество, а в XVI веке Кремль превратился в остров: вдоль северо-восточной стены вырыли канал, который соединил Неглинную и Москву-реку. Раньше всех построили южную стену крепости, так как она выходила к реке и имела важное стратегическое значение — здесь причаливали прибывшие по Москве-реке купеческие суда. Поэтому Иван III приказал убрать все постройки к югу от кремлевских стен — с того времени здесь ничего не строили, кроме земляных валов и бастионов.

В плане стены Кремля образуют неправильный треугольник площадью около 28 га. Снаружи они сложены из красного кирпича, но внутри выстроены из белого камня старых стен Кремля Дмитрия Донского, а для большей прочности залиты известью. Строили из полупудового кирпича (весом 8 кг). По пропорциям он напоминал большую буханку черного хлеба. Его еще называли двуручным, потому что для поднять можно было только двумя руками. При этом тогда кирпич на Руси был новшеством: раньше строили из белого камня и плинфы (чего-то среднего между кирпичом и плиткой).

Высота кремлевских стен колеблется от 5 до 19 метров (в зависимости от рельефа), и в некоторых местах достигает высоты шестиэтажного дома. По периметру стен идет непрерывный ход шириной 2 метра, но снаружи его скрывают 1 045 зубцов-мерлонов. Эти М-образные зубцы — типичная черта итальянской фортификационной архитектуры (ими отмечали крепости сторонники императорской власти в Италии). В обиходе их называют «ласточкин хвост». Снизу зубцы кажутся небольшими, но их высота достигает 2,5 метров, а толщина — 65-70 сантиметров. Каждый зубец сложен из 600 полупудовых кирпичей, и почти во всех зубцах есть бойницы. Во время боя стрельцы закрывали промежутки между зубцами деревянными щитами и стреляли через щели. Что ни зубец, то стрелец, — говорили в народе.

Стены Московского Кремля окружали слухи для подземных войн. Они защищали крепость от подкопов. Также под стенами была система тайных подземных ходов. В 1894 археолог Н.С. Щербатов обнаружил их почти под всеми башнями. Но его фотографии исчезли в 1920-х годах.

Подземелья и тайные ходы Москвы

В Московском Кремле 20 башен. Они играли ключевую роль в наблюдении за подступами к крепости и в обороне. Многие из башен были проездными, с воротами. Но сейчас для проезда в Кремль открыты три: Спасская, Троицкая и Боровицкая.

Угловые башни имеют круглую или многогранную форму и внутри содержат потайные ходы и колодцы для снабжения крепости водой, а остальные башни — четырехугольные. Это объяснимо: угловые башни должны были «смотреть» во все внешние стороны, а остальные — вперед, так как с боков их прикрывали соседние. Также проездные башни дополнительно защищали отводные башни-стрельницы. Из них сохранилась только Кутафья.

Вообще в Средние века башни Московского Кремля выглядели иначе — у них не было шатровых завершений, но были деревянные дозорные вышки. Тогда крепость имела более суровый и неприступный характер. Сейчас стены и башни утратили оборонительное значение. Не сохранилась и двускатная крыша: она сгорела в XVIII веке.

К XVI веку Кремль в Москве приобрел вид грозной и неприступной крепости. Иностранцы называли его «замком» на Боровицком холме.

Кремль много раз был в центре политических и исторических событий. Здесь короновали русских царей и принимали иностранных послов. Здесь укрывались польские интервенты и открывшие им ворота бояре. Кремль пытался взорвать убегающий из Москвы Наполеон. Кремль собирались перестроить по грандиозному проекту Баженова...

Что сравнить с этим Кремлем, который, окружась зубчатыми стенами, красуясь золотыми главами соборов, возлежит на высокой горе, как державный венец на челе грозного владыки?.. Он алтарь России, на нем должны совершаться и уже совершаются многие жертвы, достойные отечества... Нет, ни Кремля, ни зубчатых стен его, ни его темных переходов, ни пышных дворцов его описать невозможно... Надо видеть, видеть... надо чувствовать все, что они говорят сердцу и воображению!..


В советское время в Московском Кремле разместилось правительство. Доступ на территорию закрыли, а недовольных «утихомирил» председатель ВЦИК Я. Свердлов.

Несомненно, буржуазия и мещане поднимут вой — большевики, мол, оскверняют святыни, но нас это меньше всего должно беспокоить. Интересы пролетарской революции выше предрассудков.

За время правления советской власти архитектурный ансамбль Московского Кремля пострадал больше, чем за всю его историю. В начале XX века внутри Кремлевских стен было 54 сооружения. Сохранилось меньше половины. Например, в 1918 году по личному указанию В.И. Ленина снесли памятник великому князю Сергею Александровичу (его убили на Сенатской площади в феврале 1905 года), тогда же разрушили памятник Александру II (на его постаменте потом поставили памятник Ленину). А в 1922 из соборов Московского Кремля вывезли более 300 пудов серебра и 2 пудов золота, более 1 000 драгоценных камней, и даже раку патриарха Гермогена.

В Большом Кремлевском дворце проводили съезды Советов, в Золотой палате устроили кухню, в Грановитой — столовую. Малый Николаевский дворец превратился в клуб работников советских учреждений, в Екатерининской церкви Вознесенского монастыря открыли спортивный зал, в Чудовом монастыре — кремлевскую больницу. В 1930-х монастыри и Малый Николаевский дворец снесли, и вся восточная часть Кремля от Ивановской площади до Сената превратилась в руины.

Кремль: мини-путеводитель по территории

Во время великой Отечественной войны Кремль был одной из главных целей воздушных бомбардировок Москвы. Но благодаря маскировке, крепость «исчезла».

Краснокирпичные стены перекрасили, а чтобы сымитировать отдельные здания, на них нарисовали окна и двери. Зубцы на вершине стен и звезды кремлевских башен накрыли фанерными крышами, а зеленые крыши покрасили под ржавчину.

Маскировка затруднила немецким летчикам поиск Кремля, но не спасла от бомбардировок. В советское время говорили, что на Кремль не упала ни одна бомба. На самом деле упали 15 фугасных и 150 мелких зажигательных. А в Арсенал попала бомба весом в тонну, и часть здания обрушилась. Прибывший позже в Кремль британский премьер-министр Черчилль, проходя мимо пролома, даже остановился и снял шляпу.

В 1955 году Московский Кремль частично открыли для посещения — он превратился в музей под открытым небом. Тогда же в Кремле запретили проживание (последние жители выписались в 1961 году).

В 1990 кремлевский ансамбль включили в список объектов всемирного культурного наследия ЮНЕСКО. Одновременно Кремль стал правительственной резиденцией, но сохранил музейные функции. Поэтому на территории присутствуют сотрудники в форме, быстро наставляющие заплутавших туристов «на путь истинный». Но с каждым годом все больше уголков Кремля становятся открытыми для прогулок.

А еще Кремль часто снимают для кино. А в фильме «Третья Мещанская» можно даже увидеть Московский Кремль до сноса Чудова и Вознесенского монастырей.

Мини-путеводитель по Кремлевским стенам и башням
Говорят, что... ...Кремлевские стены построил Иван Грозный (Ивана III также называли «Грозным»). Он вызвал 20 000 деревенских мужиков и приказал:
— Чтобы через месяц было все готово!
Платили мало — по 15 копеек в день. Поэтому многие умерли от голода. Многих забили до смерти. На их место пригоняли новых работников. И через месяц Кремлевские стены завершили. Поэтому и говорят, что Кремль на костях стоят
.
...в нижних ярусах колокольни Иван Великий часто бродит тень Ивана IV. Сохранились даже воспоминания Николая II, как накануне коронации ему и императрице Александре Федоровне явился дух Грозного.
А когда в Московском Кремле убили Лжедмитрия, москвичи стали иногда видеть очертания фигуры Самозванца, мелькающие в сумерках между зубцами стен. Видели его и августовской ночью 1991 года — перед попыткой государственного переворота.
А однажды вечером поднял тревогу вахтер, дежуривший в здании рядом с Патриаршими палатами (при Сталине там было жилье). Одну из квартир на втором этаже занимал нарком НКВД Ежов, а пост дежурного находился в прихожей бывших Ежовских апартаментов. Около полуночи вахтер услышал на лестнице шаги, затем звяканье ключа в замке, скрип распахнувшейся и закрывшейся двери. Он понял, что кто-то вышел из здания, и попытался задержать нарушителя. Дежурный выскочил на крыльцо и увидел в нескольких метрах от дома хорошо знакомую по старым фотографиям маленькую фигуру в длиннополой шинели и фуражке. Но призрак чекиста растаял в воздухе. Видели Ежова еще несколько раз.
Дух Сталина в Московском Кремле не появлялся, зато призрак Ленина — частый гость. Первый визит дух вождя совершил еще при жизни — 18 октября 1923 года. По свидетельствам очевидцев, смертельно больной Ленин неожиданно прибыл из Горок в Кремль. Один, без охраны, он прошел в свой кабинет и прогулялся по территории Кремля, где его поприветствовал отряд курсантов ВЦИК. Начальник охраны сначала оторопел, а потом ринулся звонить в Горки, чтобы узнать, почему Владимир Ильич без сопровождения. Тут он и узнал, что Ленин никуда не выезжал. После этого случая в кремлевской квартире вождя началась настоящая чертовщина: слышались звуки передвигаемой мебели, треск телефона, скрип половиц и даже голоса. Это продолжалось, пока апартаменты Ильича со всем скарбом не перевезли в Горки. Но до сих пор охрана и сотрудники Кремля видят иногда морозными январскими вечерами на Соборной площади призрак Ленина, греющего над костром руки
.
Московский Кремль на фото разных лет:
А вам есть что добавить к рассказу об истории и архитектуре Московского Кремля?

liveinmsk.ru

Когда московский Кремль был белым?

Вчера обсуждая тему Как выглядели Кремлевские куранты во времена Ивана Грозного один из комментаторов обратил внимание на то, что на графике 1700 года московский Кремль стоит красный.

Да, все в курсе, что Москва была «белокаменная», но в какие годы Кремль был белым, а в какие красным все помнят? Про это уже написано много статей, но люди до сих пор умудряются спорить.  А вот когда его начали белить, и когда перестали? По этому вопросу утверждения во всех статьях расходятся, как и мысли в головах людей. Одни пишут, что белить начали в 18 веке, другие, что ещё в начале 17, третьи пытаются привести доказательства, что кремлёвские стены и вовсе не белили. Повсюду растиражирована фраза о том, что Кремль был белым до 1947 года, а потом вдруг Сталин приказал его перекрасить в красный. Так ли это было?

Давайте, наконец-то, расставим все точки над и, благо источников хватает, и живописных, и фотографических.

Итак, нынешний Кремль был построен итальянцами в конце 15 века, и, конечно же, они его не белили. Крепость сохраняла естественный цвет красного кирпича, в Италии есть несколько подобных, самый близкий аналог — замок Сфорца в Милане. Да и белить фортификационные сооружения в те времена было опасно: когда пушечное ядро попадает в стену, кирпич повреждается, побелка осыпается, и хорошо видно уязвимое место, куда следует целиться повторно, для скорейшего разрушения стены.

Итак, одно из первых изображений Кремля, где хорошо виден его цвет — икона Симона Ушакова «Похвала Владимирской иконе Божией Матери. Древо государства Российского. Написана она в 1668 году, и Кремль тут красный.

Впервые, в письменных источниках побелка Кремля упоминается в 1680 году.

Историк Бартенев, в книге «Московский Кремль в старину и теперь» пишет: «В докладной записке, поданной 7 июля 1680 г. на имя царя, сказано, что укрепления Кремля «не белены», а Спасские ворота «прописаны были черленью и белилом в кирпич». В записке спрашивалось: выбелить стены Кремля, оставить их как есть или расписать «в кирпич» как Спасские ворота? Царь повелел выбелить Кремль известью…»

Так что, по-крайней мере с 1680-х годов нашу главную крепость белили.


1766 год. Картина П. Балабина по гравюре М. Махаева. Кремль тут явно белый.


1797, Жерар Делабарт.


1819, художник Максим Воробьёв.

В 1826 году в Москву приезжал французский писатель и драматург Франсуа Ансело, он в своих мемуарах описал белый Кремль: «На этом мы покинем Кремль, мой дорогой Ксавье; но, снова оглядываясь на эту древнюю цитадель, пожалеем о том, что, исправляя разрушения, нанесенные взрывом, строители сняли со стен вековую патину, придававшую им столько величия. Белая краска, скрывающая трещины, придает Кремлю видимость молодости, не соответствующую его форме и зачеркивающую его прошлое».


1830-е, художник Раух.


1842, дагеротип Леребура, первое документальное изображение Кремля.


1850, Йозеф Андреас Вейс.


1852 год, одна из самых первых фотографий Москвы, Храм Христа Спасителя строится, а стены Кремля побелены.


1856, подготовка к коронации Александра II. К этому событию побелку местами обновили, конструкции на Водовзводной башне — каркас для иллюминации.


Тот же 1856 год, вид в противоположную сторону, ближняя к нам — Тайницкая башня со стрельницей, выходящей на набережную.


Фотография 1860 года.


Фотография 1866 года.


1866-67 год.


1879 год, художник Пётр Верещагин.


1880 год, картина английской школы живописи. Кремль всё ещё белый. По всем предыдущим изображениям делаем вывод, что кремлёвская стена вдоль реки белилась в 18 веке, и так и оставалась белой до 1880-х годов.


1880-е годы, Константино-Еленинская башня Кремля изнутри. Побелка постепенно осыпается, и обнажает красно-кирпичные стены.


1884 год, стена вдоль Александровского сада. Побелка сильно осыпалась, подновили только зубцы.


1897, художник Нестеров. Стены уже ближе к красному, чем к белому.


1909 год, облезные стены с остатками побелки.


Тот же 1909 год, на Водовзводной башне ещё хорошо держится побелка. Скорее всего её белили в последний раз позже, чем остальные стены. Из нескольких предыдущих фотографий становится ясно, что стены и большинство башен последний раз белили в 1880-е годы.


1911 год. Грот в Александровском саду и Средняя Арсенальная башня.


1911 год, художник Юон. В реальности стены были, конечно, более грязного оттенка, разводы от побелки более явные, чем на картине, однако общая гамма уже красная.


1914, Константин Коровин.


Пёстрый и облезлый Кремль на фотографии 1920-х годов.


А на Водовзводной башне побелка всё ещё держалась, середина 1930-х.


Конец 1940-х, Кремль после реставрации к 800-летию Москвы. Тут башня уже явно красная, с белыми деталями.


И ещё две цветные фотографии 1950-х годов. Где-то подкрасили, где-то оставили облезлые стены. Не было тотальной перекраски в красный цвет.


1950-е. Эти две фотографии взяты отсюда: http://humus.livejournal.com/4115131.html

Спасская башня

Но с другой стороны всё оказалось не так просто. Некоторые башни выбиваются из общей хронологии побелки.


1778, Красная площадь на картине Фридриха Гильфердинга. Спасская башня красная с белыми деталями, однако стены Кремля побелены.


1801, акварель Фёдора Алексеева. Даже при всей пестроте живописной гаммы, видно, что Спасскую башню всё-таки побелили в конце 18 века.


А после пожара 1812 года вновь вернули красный цвет. Это картина английских мастеров, 1823 год. Стены неизменно белые.


1855, художник Шухвостов. Если хорошо приглядеться, видно, что цвета стены и башни различаются, башня темнее и краснее.


Вид из Замоскворечья на Кремль, картина неизвестного художника, середина 19 века. Здесь Спасская башня снова выбелена, скорее всего, к торжествам по случаю коронации Александра II в 1856 году.


Фотография начала 1860-х годов. Башня белая.


Ещё одна фотография начала — середины 1860-х годов. Побелка башни кое-где осыпается.


Конец 1860-х. И тут вдруг башню опять покрасили в красный цвет.


1870-е. Башня красная.


1880-е годы. Красная краска облезает, кое-где видны вновь выкрашенные места, заплатки. После 1856 года Спасскую башню больше никогда не белили.

Никольская башня

masterok.livejournal.com

Когда Кремль был красным, а когда белым?

Все уже слышали про то, что Кремль был белым. Про это уже написано много статей, но люди до сих пор умудряются спорить.  А вот когда его начали белить, и когда перестали? По этому вопросу утверждения во всех статьях расходятся, как и мысли в головах людей. Одни пишут, что белить начали в 18 веке, другие, что ещё в начале 17, третьи пытаются привести доказательства, что кремлёвские стены и вовсе не белили. Повсюду растиражирована фраза о том, что Кремль был белым до 1947 года, а потом вдруг Сталин приказал его перекрасить в красный. Так ли это было? Давайте, наконец-то, расставим все точки над и, благо источников хватает, и живописных, и фотографических.

Разбираемся с цветом Кремля: красный, белый, когда и почему —>

Итак, нынешний Кремль был построен итальянцами в конце 15 века, и, конечно же, они его не белили. Крепость сохраняла естественный цвет красного кирпича, в Италии есть несколько подобных, самый близкий аналог — замок Сфорца в Милане. Да и белить фортификационные сооружения в те времена было опасно: когда пушечное ядро попадает в стену, кирпич повреждается, побелка осыпается, и хорошо видно уязвимое место, куда следует целиться повторно, для скорейшего разрушения стены.


Итак, одно из первых изображений Кремля, где хорошо виден его цвет — икона Симона Ушакова «Похвала Владимирской иконе Божией Матери. Древо государства Российского. Написана она в 1668 году, и Кремль тут красный.

Впервые, в письменных источниках побелка Кремля упоминается в 1680 году.
Историк Бартенев, в книге «Московский Кремль в старину и теперь» пишет: «В докладной записке, поданной 7 июля 1680 г. на имя царя, сказано, что укрепления Кремля «не белены», а Спасские ворота «прописаны были черленью и белилом в кирпич». В записке спрашивалось: выбелить стены Кремля, оставить их как есть или расписать «в кирпич» как Спасские ворота? Царь повелел выбелить Кремль известью…»
Так что, по-крайней мере с 1680-х годов нашу главную крепость белили.


1766 год. Картина П. Балабина по гравюре М. Махаева. Кремль тут явно белый.


1797, Жерар Делабарт.


1819, художник Максим Воробьёв.

В 1826 году в Москву приезжал французский писатель и драматург Франсуа Ансело, он в своих мемуарах описал белый Кремль: «На этом мы покинем Кремль, мой дорогой Ксавье; но, снова оглядываясь на эту древнюю цитадель, пожалеем о том, что, исправляя разрушения, нанесенные взрывом, строители сняли со стен вековую патину, придававшую им столько величия. Белая краска, скрывающая трещины, придает Кремлю видимость молодости, не соответствующую его форме и зачеркивающую его прошлое».


1830-е, художник Раух.


1842, дагеротип Леребура, первое документальное изображение Кремля.


1850, Йозеф Андреас Вейс.


1852 год, одна из самых первых фотографий Москвы, Храм Христа Спасителя строится, а стены Кремля побелены.


1856, подготовка к коронации Александра II. К этому событию побелку местами обновили, конструкции на Водовзводной башне — каркас для иллюминации.


Тот же 1856 год, вид в противоположную сторону, ближняя к нам — Тайницкая башня со стрельницей, выходящей на набережную.


Фотография 1860 года.


Фотография 1866 года.


1866-67 год.


1879 год, художник Пётр Верещагин.


1880 год, картина английской школы живописи. Кремль всё ещё белый. По всем предыдущим изображениям делаем вывод, что кремлёвская стена вдоль реки белилась в 18 веке, и так и оставалась белой до 1880-х годов.


1880-е годы, Константино-Еленинская башня Кремля изнутри. Побелка постепенно осыпается, и обнажает красно-кирпичные стены.


1884 год, стена вдоль Александровского сада. Побелка сильно осыпалась, подновили только зубцы.


1897, художник Нестеров. Стены уже ближе к красному, чем к белому.


1909 год, облезные стены с остатками побелки.


Тот же 1909 год, на Водовзводной башне ещё хорошо держится побелка. Скорее всего её белили в последний раз позже, чем остальные стены. Из нескольких предыдущих фотографий становится ясно, что стены и большинство башен последний раз белили в 1880-е годы.


1911 год. Грот в Александровском саду и Средняя Арсенальная башня.


1911 год, художник Юон. В реальности стены были, конечно, более грязного оттенка, разводы от побелки более явные, чем на картине, однако общая гамма уже красная.


1914, Константин Коровин.


Пёстрый и облезлый Кремль на фотографии 1920-х годов.


А на Водовзводной башне побелка всё ещё держалась, середина 1930-х.


Конец 1940-х, Кремль после реставрации к 800-летию Москвы. Тут башня уже явно красная, с белыми деталями.


И ещё две цветные фотографии 1950-х годов. Где-то подкрасили, где-то оставили облезлые стены. Не было тотальной перекраски в красный цвет.


1950-е. Эти две фотографии взяты отсюда: http://humus.livejournal.com/4115131.html

Спасская башня

Но с другой стороны всё оказалось не так просто. Некоторые башни выбиваются из общей хронологии побелки.


1778, Красная площадь на картине Фридриха Гильфердинга. Спасская башня красная с белыми деталями, однако стены Кремля побелены.


1801, акварель Фёдора Алексеева. Даже при всей пестроте живописной гаммы, видно, что Спасскую башню всё-таки побелили в конце 18 века.


А после пожара 1812 года вновь вернули красный цвет. Это картина английских мастеров, 1823 год. Стены неизменно белые.


1855, художник Шухвостов. Если хорошо приглядеться, видно, что цвета стены и башни различаются, башня темнее и краснее.


Вид из Замоскворечья на Кремль, картина неизвестного художника, середина 19 века. Здесь Спасская башня снова выбелена, скорее всего, к торжествам по случаю коронации Александра II в 1856 году.


Фотография начала 1860-х годов. Башня белая.


Ещё одна фотография начала — середины 1860-х годов. Побелка башни кое-где осыпается.


Конец 1860-х. И тут вдруг башню опять покрасили в красный цвет.


1870-е. Башня красная.


1880-е годы. Красная краска облезает, кое-где видны вновь выкрашенные места, заплатки. После 1856 года Спасскую башню больше никогда не белили.

Никольская башня


1780-е годы, Фридрих Гильфердинг. Никольская башня ещё без готической верхушки, украшена раннеклассическим декором, красная, с белыми деталями. В 1806-07 годах башня была надстроена, в 1812 году подорвана французами, разрушена почти на половину, и восстановлена уже в конце 1810-х годов.


1823 год, свеженькая Никольская башня после восстановления, красного цвета.


1883, башня белая. Возможно, побелили её вместе со Спасской, к коронации Александра II. И обновили побелку к коронации Александра III в 1883 году.


1912 год. Белой башня оставалась вплоть до революции.


1925 год. Башня уже красная с белыми деталями. Красной она стала в результате реставрации 1918 года, после революционных повреждений.

 

Троицкая башня


1860-е годы. Башня белая.


На акварели английской школы живописи 1880 года башня серая, такой цвет даёт подпортившаяся побелка.


И в 1883 году башня уже красная. Выкрашена или почищена от побелки, скорее всего, к коронации Александра III.

Подведём итоги. По документальным источникам, Кремль впервые побелили в 1680 году, в 18 и 19 веках он был белым, за исключением Спасской, Никольской и Троицкой башен в определённые периоды. Стены последний раз побелили в начале 1880-х годов, в начале 20 века побелку обновили только на Никольской башне, возможно ещё на Водовзводной. С тех пор побелка постепенно осыпалась и смывалась, и к 1947 году Кремль естественным образом принял идеологически верный красный цвет, в некоторых местах при реставрации его подкрасили.

 

Стены Кремля сегодня


фото: Илья Варламов

На сегодняшний день в некоторых местах Кремль сохраняет естественный цвет красного кирпича, возможно, с лёгким тонированием. Это кирпичи 19 века, результат очередной реставрации.


Стена со стороны реки. Тут хорошо видно, что кирпичи покрашены в красный цвет. Фотография из блога Ильи Варламова

Все старые фотографии, если не указано иное, взяты с сайта https://pastvu.com/

 

Над публикацией работал Александр Иванов.

Также может быть интересно

Эта запись была опубликована в Среда, февраля 24, 2016 в 16:38 в теме: ГОРОД, Старый город. Вы можете подписаться на комментарии к этой записи по RSS 2.0. .

moscowwalks.ru

Московский Кремль: vladimirtan — LiveJournal

Московский Кремль — самая крупная сохранившаяся и действующая крепость в Европе. Хотя кремли есть во многих городах, только московский остается градообразующим, историческим, политическим и культовым центром города. Именно отсюда началась история Москвы.

Не сохранился точный год основания Московского Кремля. Но известно, что в XII веке Юрий Долгорукий рассматривал Москву как форпост суздальского княжества, и поэтому сразу подумал о строительстве крепости.

Кремль Юрия Долгорукого был крошечным и умещался между нынешними Боровицкой, Троицкой и Тайницкой башнями. Окружала его деревянная стена длиной 1 200 метров.

Сначала эту крепость называли просто Город, а все вокруг него — посадами. После появления Китай-города крепость переименовали в Старый город, и лишь со строительством в 1331 году Белого города  Старый город, наконец, назвали Кремлем, что значило «крепость в центре города».

Слово «Кремль» происходит от древнерусского «кром» или «кремнос» (твердый) — так называли центральную часть древних городов. Строить кремлевские крепостные стены и башни старались на самом высоком месте.

Слово «Кремль» могло происходить и от так называемого «кремленого» (прочного) дерева, из которого обычно строили городские стены.

Еще одну версию высказал в 1873 году исследователь А.М. Кубарев. Он предположил, что топоним может происходить от греческого «кремнос», означающего «крутизна, крутая гора над берегом или оврагом». Свою точку зрения он доказывал тем, что Московский Кремль стоит на горе на крутом берегу реки. А слова «кремн» и «кремнос» действительно могли попасть в русскую речь с греческим духовенством, прибывшем в Москву в конце 1320-х годов в свите нового митрополита Феогноста

Московский Кремль расположился на Боровицком холме, на слиянии рек Москвы и Неглинной. За стенами этой крепости площадью 9 гектар могли скрыться от опасности жители окружающих посадов.

Постепенно посады разрастались, а с ними росла и крепость. В XIV веке при Иване Калите построили новые стены Московского Кремля: деревянные и обмазанные глиной снаружи, а внутри — каменные. Русь с 1240 года находилась под татаро-монгольским игом, а хитрые московские князья умудрялись в центре захваченной страны возводить и перестраивать крепости!

После пожара 1365 года Кремль при Дмитрии Донском был построен уже из белого камня. Тогда стены имели длину почти 2 километра — на 200 метров короче современных.

Но опустошительные пожары и землетрясение 1446 года сильно повредили стены, и последний раз Московский Кремль был перестроили при Иване III, в конце XV века. Возводили крепость итальянские архитекторы — специалисты по фортификации — Аристотель Фиорованти, Пьетро Антонио Солари, Марко Руффо. Но строили они не просто крепость, а святой город. Известно, что легендарный Царьград был заложен по трем углам на все стороны по семи верст. Поэтому итальянские мастера с каждой стороны Московского Кремля поставили по 7 краснокирпичных башен (считая угловые), стараясь сохранить одинаковое расстояние от центра — Успенского Собора. В таком виде (уже не белокаменный) и в таких границах Московский Кремль дошел до наших дней.



Стены Кремля получились так хороши, что за 500 лет никто ими ни разу не овладел.

Два водных рубежа и склоны Боровицкого холма уже давали крепости стратегическое преимущество, но, тем не менее, в XVI веке Московский Кремль превратился в остров: вдоль северо-восточной стены прорыли канал, соединивший Неглинную и Москву-реку. Раньше всех построили южную стену Кремля, поскольку она выходила к реке и имела самое важное стратегическое значение — именно здесь причаливали прибывшие по Москве-реке купеческие суда. Иван III приказал убрать все постройки к югу от кремлевских стен, и с того времени никакие сооружения (кроме земляных валов и бастионов) здесь больше не строили.

В плане стены Кремля образуют неправильный треугольник площадью около 28 га. Снаружи они сложены из красного кирпича, и уже мало кто помнит, что Кремль был белым. А внутри стены выстроены из белого камня старых стен Кремля Дмитрия Донского, а для большей прочности залиты известью. В строительстве использовали полупудовый кирпич (весом 8 кг). По пропорциям он напоминал большую буханку черного хлеба. Его остроумно называли двуручным, потому что для поднятия ноши требовалась сила обеих рук. Вообще тогда кирпич на Руси был новшеством, так как раньше строили либо из белого камня, либо из плинфы (чего-то среднего между кирпичом и плиткой).

Высота кремлевских стен колеблется от 5 до 19 метров (в зависимости от рельефа), и в некоторых местах достигает шестиэтажного дома. На стенах устроен непрерывающийся ход шириной 2 метра, который позволяет обойти кремль по периметру. Но снаружи его скрывают 1 045 зубцов-мерлонов. Кстати, такие М-образные зубцы — типичная черта итальянской фортификационной архитектуры (ими отмечали свои крепости сторонники императорской власти в Италии). В обиходе их называют «ласточкин хвост». Если смотреть снизу, зубцы кажутся небольшими, но на самом деле их высота достигает 2,5 метров, а толщина — 65-70 сантиметров. Каждый зубец сложен из 600 полупудовых кирпичей, и почти во всех зубцах устроены бойницы. Во время боя стрельцы закрывали промежутки между зубцами деревянными щитами и стреляли через щели. Что ни зубец, то стрелец, — говорили в народе.

Стены Московского Кремля были окружены слухами, где вели подземные войны. Это защищало крепость от подкопов. Но это еще не все: под стенами расположилась сложная система тайных подземных ходов и лабиринтов. Археолог Н.С. Щербатов в 1894 году обнаружил их практически под каждой башней. Но его фотографии бесследно исчезли в 1920-е годы

Массив стен прерывается 19 башнями и одной выносной — всего в Московском Кремле 20 башен. Они играли ключевую роль как в наблюдении за подступами к крепости, так и в обороне. Многие из башен были проездными, с воротами. Но сейчас для проезда в Кремль открыты три: Спасская, Троицкая и Боровицкая.

Если присмотреться к башням повнимательнее, то можно заметить, что угловые имеют круглую или многогранную форму, и внутри содержат потайные ходы и колодцы для снабжения крепости водой, а остальные башни — четырехугольные. Это объясняется практическими соображениями: угловые башни должны были «смотреть» на все внешние стороны, кроме самого кремля, а остальные — вперед, так как с боков они были прикрыты соседними. Также проездные башни были дополнительно защищены отводными башнями-стрельницами, из которых сохранилась только Кутафья.

Отметим, что в Средневековье башни Московского Кремля выглядели иначе — у них не было шатровых завершений, а лишь деревянные дозорные вышки, и крепость имела вовсе не сказочный, а более суровый и неприступный характер. Сейчас стены и башни утратили оборонительное значение. Не дошла до нас и двускатная крыша, которая сгорела в XVIII веке.

Таким образом, Кремль в Москве к XVI веку приобрел вид грозной и неприступной крепости, называемой иностранцами «замком» на Боровицком холме.


Московский Кремль неоднократно становился центром политических и исторических событий. Здесь короновали русских царей и принимали иностранных полов. Здесь, как осажденные, укрывались польские интервенты и открывшие им ворота бояре. Кремль пытался взорвать Наполеон, бежавший из горевшей Москвы. Кремль планировали полностью перестроить по грандиозному проекту Баженова...

"Что сравнить с этим Кремлем, который, окружась зубчатыми стенами, красуясь золотыми главами соборов, возлежит на высокой горе, как державный венец на челе грозного владыки?.. Он алтарь России, на нем должны совершаться и уже совершаются многие жертвы, достойные отечества... Нет, ни Кремля, ни зубчатых стен его, ни его темных переходов, ни пышных дворцов его описать невозможно... Надо видеть, видеть... надо чувствовать все, что они говорят сердцу и воображению"

В советское время в Московском Кремле разместилось правительство, и доступ ко многим культурным объектам был запрещен.

Закрытие кремлевских соборов вызвало недовольство верующих. Но прения прекратил председатель ВЦИК Я. Свердлов.

vladimirtan.livejournal.com

Спасская башня — Википедия

Спа́сская ба́шня (Фро́ловская, Фло́ровская, Фролола́врская, Иерусали́мские воро́та[2][3]) — проездная башня Московского Кремля, выходящая на Красную площадь. Построена в 1491 году архитектором Пьетро Солари[4][5]. В 1624—1625 годах (по другим данным — в 1626 году[6]) английский архитектор Христофор Галовей надстроил башню многоярусным верхом в готическом стиле[7][8]. В 1937 году на сооружение поместили навершие в виде рубиновой звезды[9].

Первоначальное название башни — Фроловская, или Фрололаврская, — происходит от церкви Фрола и Лавра на Мясницкой, куда вела дорога из Кремля через эти ворота. Во времена правления Ивана III городская застройка подходила вплотную к крепостным стенам. Она являлась причиной распространения пожаров и препятствовала свободному въезду в Кремль. По распоряжению царя храмы и дома в радиусе 10 саженей от крепости разобрали, в этот же период ликвидировали храм Фрола и Лавра[10][11]. Некоторое время ворота именовали Иерусалимскими по церкви Входа Господня в Иерусалим. Но указ царя Алексея Михайловича от 17 мая 1658 года закрепил официальное название — Спасские[12]. Оно было связано с иконами Спаса Смоленского и Спаса Нерукотворного, написанными с внешней и внутренней стороны ворот. Кроме того, до конца XVIII века у Москворецких ворот располагалась церковь Спаса Смоленского — памятник взятия Смоленска[13]. Позднее по воротам стали именовать и саму башню[14].

Спасская башня и Алевизов ров в XVII веке

Строительство[править | править код]

В правление Дмитрия Донского в восточной части крепости располагалась белокаменная Фроловская башня с железными воротами[15]. При ремонте 1464—1466 годов архитектор Василий Ермолин украсил стены сооружения рельефами с изображением святых Георгия Победоносца и Дмитрия Солунского[16][7]. Тем не менее земляные работы вокруг башни не проводили, поэтому устройство несущих конструкций доподлинно неизвестно[17]. Во время московского пожара 1488 года сгорели деревянные настилы трёх ярусов боя башни и пушечная изба поблизости[18][19].

В период правления Ивана III приступили к масштабной реконструкции крепости, возведение её восточной части начали со строительства новой Фроловской башни. Летописные свидетельства подтверждают, что её построили на месте старой башни или в непосредственной близости от неё[17][20]. Работами руководил архитектор Пьетро Солари, об этом свидетельствуют белокаменные плиты с памятными надписями, установленные над въездными воротами башни. С внешней стороны надпись сделана на латинском языке, с внутренней — на славянском:

В лето 6999 [1491 год] июля божией милостию сделана бысть сия стрельница повелением Иоанна Васильевича государя и самодержца всея Руси и великого князя Володимерского и Московского и Новгородского и Псковского и Тверского и Югорского и Вятского и Пермского и Болгарского и иных в 30 лето государств его, а делал Пётр Антоний Солярио от града Медиолана[21].

Оригинальный текст (ст.-слав.)

В ЛѢТО • ҂Ѕ҃ЦЧѲ • І҆Ꙋ́ЛІА • БОЖЬЕЮ МИЛОСТИЮ҃ • СДѢЛАНА БЫⷭ҇ СЇА СТРѢЛНИЦА ПОВЕЛѢНЇЕМЪ II І҆Ѡ҃АННА ВАСІЛЬЕВІЧА ГДⷭ҇РА И҆̀ САМОДРЪЖЦА ВСЕѦ РꙊСИИ И • ВЕЛИКОГО КНЅ҃Ѧ ВОЛО//ДИМЕРЬСКОГО • И МОСКОВСКОГО • И НОВОГОРОДСКОГО • И ПСКОВСКОГО. И ТВЕРЪСКОГО • И ЮГ//ОРСКОГО • И҆ ВАТСКАГО • И ПЕРМЬСКОГО • И БОЛГАРСКОГО • И ИНЫⷯ В̾ Л҃-Е ЛѢ<Т>О ГДР//ЬСТВА ЕГО А • ДѢЛАЛ ПЕТРЪ АНТОНІС • Ѿ ГРАДА МЕДІѠЛАНА[22][23].

Строительство завершилось в 1491 году. Основание сооружения представляло собой четырёхгранник с проездной аркой, прикрытой с внешней стороны отводной стрельницей и двумя боковыми бастионами. Стрельница — кирпичная пристройка с аркой в нижней части — использовалась для защиты проездных ворот[20]. При необходимости проход перекрывали железными решётками — герсами, и неприятель оказывался запертым внутри. Стрельница была открыта сверху, что позволяло обстреливать врага с галереи второго этажа. Для этого наверху располагались зубцы с бойницами[24]. Такая система защиты характерна для военной архитектуры конца XV века и была устроена на всех проездных башнях Кремля[25]. Фроловская башня считалась главной среди кремлёвских фортификационных сооружений, её венчал деревянный шатровый купол, под которым разместили часовой и набатный колокола[5][26][27]. Железные затворы Фроловских ворот с двух сторон расписали «по золоту цветами»[28]. Для безопасного передвижения воинов в толщине крепостных стен проложили проходы. Галерею, связывавшую Фроловскую и Набатную башни, позднее заложили каменными ядрами[29].

В правление Василия III между Москвой-рекой и Неглинной вдоль стен крепости проложили Алевизов ров[30][31][32]. От Фроловских ворот через водоток перекинули деревянный подъёмный мост. Вскоре из-за оживлённого движения его заменили арочным каменным и стали именовать Спасским[33][34]. На мосту регулярно выставляли лубочные картинки, на подходах стояли нищие, калеки и слепые[35][36].

XVII век[править | править код]

Древо государства Московского с изображением башен Кремля, 1668 год

К концу XVI века башню венчал деревянный верх с двуглавым орлом[37], сведения о гербовом навершии с основанием в виде шара относятся также к 1611 году[6]. Декор регулярно меняли и описания наиболее ранних моделей не сохранились[38].

В 1624—1625 годах (по другим данным — в 1626 году[6]) английский архитектор Христофор Галовей возвёл над башней многоярусный верх в готическом стиле[7][8]. В работах участвовал русский мастер Бажен Огурцов, который завершил мерлоны боевой площадки прямым карнизом с циркульными арками. В нишах аркатурного пояса установили белокаменные статуи в стиле маньеризма — «болваны». Над нижним четвёриком возвышался двухэтажный прямоугольный объём, декорированный белокаменными деталями, часами и колонками по углам[39][40]. Завершалась башня восьмигранным ярусом с открытыми арочными звонами, увенчанными кирпичным шатром с черепичным покрытием. Композиционное решение сооружения было сходно с Брюссельской ратушей[41][42].

По распоряжению царя Михаила Фёдоровича нагие статуи на башне прикрыли специально сшитыми суконными однорядками[43]. Однако в 1628 году фигуры сильно обгорели при пожаре и были демонтированы[44]. По другим данным, они пострадали от огня только в 1654 году вместе с шатровой надстройкой и часами Фроловской башни. Архиепископ Павел Алеппский сообщал, что вернувшийся из Смоленского похода царь Алексей Михайлович «пролил обильные слёзы» по этому поводу. Вскоре и башню, и часы исправили[20][45].

В 1658 году по указу царя Фроловские ворота переименовали в Спасские, позднее так стали именовать и башню[14][43][12]. Согласно «Описи порух и ветхостей» 1667 года, башня и близлежащая стена находились в неудовлетворительном состоянии:

На Спасской башне вверху, где стоит боевой часовой колокол у двух каменных столбов кирпича по три вывалилось <…> у крылец подпоры каменные жъ многие и перильца выпадали, а иные трясутца <…> да в той же башне от набату и от Монастырского Приказу углы отсели, кровли худы и обвалилися <…> и в ненастье бывает теча <…> От нижнего окна посторонь киота башня разселась вдоль к верху[46].

Вскоре разрушения устранили. Чтобы подчеркнуть красоту Спасской башни, Никольскую на некоторое время оставили без высокого шатра[47].

В 1668 году часть Кремлёвской стены со Спасской башней была запечатлена на иконе Симона Ушакова «Древо государства Российского». На образе видно, что на тот момент крепость имела красную расцветку[48][49]. Впервые о побелке Кремля в письменных свидетельствах упоминается в 1680 году, при этом в докладных записках подтверждалось, что до того момента Спасские ворота имели кирпичный цвет[50]. Сооружение украшала поливная зелёная черепица, оттенок достигали благодаря использованию свинцовой глазури и медной окалины[51].

XVIII век[править | править код]

«Спасские ворота и Вознесенский монастырь в Кремле», работа Фёдора Алексеева и его учеников, 1800-е годы Спасская башня, 1883 год

В начале XVIII века по указу Петра I крепостные сооружения Москвы подробно описали и обмерили[52]. Опасаясь нападения шведских войск, царь распорядился укрепить Кремль: «у Никольских и Спасских ворот сделать редан; Спасские ворота сделать так же, а ворота зарубить с землёю на 15 футов, за рвом сделать контр-шкарф»[53]. Рядом со Спасской башней установили укрепления из брёвен, у её задней стены возвели каменную гауптвахту с галереей на каменных столбах[28][54].

В правление Петра I именно возле Спасских ворот брали пошлину за бороды[55]. Когда императорский двор переехал в Санкт-Петербург, кремлёвские сооружения начали постепенно приходить в упадок[56]. Спасская башня сильно пострадала во время Троицкого пожара: выгорели деревянные затворы и кровля, створчатые ворота и перекрытия. Из-за повреждений обрушились колокола, пробив башенные своды[57]. По распоряжению Елизаветы Петровны строение вскоре восстановили[58].

XIX век[править | править код]

В начале царствования Александра I Спасские ворота реконструировали, у проходов сооружения установили портал с коринфскими колоннами и две каменные часовни. Были демонтированы герсовые решётки и обветшавшие петровские бастионы, засыпан Алевизов ров и разобран Спасский мост[59][60]. На тот момент у башни располагались караульная и дом часовщика[61].

Во время оккупации Москвы 1812 года по распоряжению Наполеона Кремль подготовили к возможной обороне. Спасские ворота завалили землёй и брёвнами. Когда французские войска покидали город, они планировали подорвать крепость. Но башню успели разминировать и она не пострадала[62][63].

Спасская башня считалась главным проездным сооружением крепости, поэтому ворота регулярно подновляли: заделывали трещины, обновляли штукатурку, заменяли прогнившие детали[64]. В 1820-х годах и десятилетием позднее сооружение ремонтировали по проекту архитектора Ивана Мироновского. В 1831 году были полностью заменены дубовые ставни ворот, через два года для них изготовили специальные ключи с вензелем Николая I. Их выполнил механик Спасских курантов В. Я. Лебедев. Они хранились у московского коменданта, в 1887 году их передали на хранение в Оружейную палату[65]. Из-за статуса башни её обильно украшали гирляндами и иллюминацией к коронациям императоров[66].

В 1861 году началась масштабная реконструкция кремлёвских строений, во время которой обновили облицовку стен, килевидные арки звонов и аркатурных поясов, восстановили осыпавшиеся зубцы и участки стен отводной стрельницы. Через год художник Жан Батист Артари восстановил образы над воротами, росписи стен и сводов по сохранившимся фрагментам[67][68]. В 1866—1868 годах провели капитальный ремонт, во время которого демонтировали портал и скатную кровлю. Часовни, возведённые по проекту Осипа Бове перед въездом в ворота, заменили двумя новыми с шатровыми покрытиями и миниатюрными главками наверху[69][70].

XX и XXI века[править | править код]

Во время вооружённого восстания 1917 года Спасские ворота, часовни и часы сильно пострадали от артиллерийского обстрела[71][72]. Позднее башню реконструировали под руководством архитектора Николая Марковникова[73]. Часовни восстановили к 1921 году под руководством И. Е. Бондаренко, И. В. Пыльского и А. А. Латкова[74]. Однако уже в 1925 году их разобрали[69].

Во время Второй мировой войны кремлёвские сооружения замаскировали, чтобы предотвратить бомбардировку крепости. Рубиновую звезду на Спасской башне погасили и закрыли деревянными щитами. Для ориентации водителей в ночное время суток на ворота нанесли белые полосы. Несмотря на меры предосторожности, очертания крепости хорошо читались по соседним улицам[75]. Во время бомбардировок Кремля в марте 1942 года одна из бомб взорвалась между Спасской и Набатной башнями, но они пострадали незначительно[76][77]. В апреле 1945 года маскировку демонтировали. При послевоенной реконструкции для шатра Спасской башни изготовили медную кровлю, напоминающую по форме черепицу[78]. По другим данным, новое покрытие кровли установили только через двадцать лет во время следующей реставрации[79].

В 1973 году в кремлёвских сооружениях провели комплексные капитальные работы. Авторами проекта выступали архитекторы А. В. Воробьёв и А. И. Хамцов, по проекту которых восстановили белокаменный декор и обновили ветхие элементы. Стены и своды сооружения имели трещины, поэтому их укрепили стальными стяжками и железобетонными конструкциями[80][81][82]. До 1990-х годов по ночам специальными внешними рефлекторами освещали только Спасскую и Никольскую башни. Позднее подобное оборудование установили и возле других крепостных сооружений[83].

В 2014—2015 годах был проведён капитальный ремонт Спасской башни. Во время работ обновили стёкла звезды, восстановили циферблаты курантов, провели консервацию кладки и белокаменных элементов. При новогодних торжествах на закрытое лесами сооружение проецировали изображение часов и башни[84][85][86].

Описание[править | править код]

Декор верхних ярусов Спасской башни, 2005 год

Историк С. П. Бартенев указывает следующие габариты Спасской башни: высота — 34 сажени, периметр основания — 29 сажени, высота нижней части — 14 саженей, высота верхней — 20 саженей, число этажей — 10[87]. Конструкция сложена из тяжеловесного кирпича, вес каждого из которых достигает восьми килограммов. Для цоколя и архитектурного декора использовали лекальный кирпич. Двойные стены сооружения скреплены каменными упорами и оборудованы проходными галереями, каменными и деревянными лестницами[20][88].

Внизу Спасская башня представлена удлинённым параллелепипедом. В верхней части каждой из его сторон расположены семь полуциркульных оконных рам, выделенных белокаменным поясом. У самой вершины объёма — полузаложенные удлинённые окна. Со стороны Красной площади и Кремля фасады декорированы готическими фронтонами, опирающимися на дорические колонны. Со всех сторон четырёхгранный объём увенчан рядом арок, украшенных белокаменными башенками, резными столбиками, колоннами и щипцами. Они обрамлены зубчиками и перехвачены поясом маленьких раковин и розеток, а также оформлены скульптурами мифологических львов и медведей, держащих флагштоки в виде шаров[89]. Углы четвёрика акцентированы белокаменными пирамидами с позолоченными флюгерами[20].

Верхняя часть башни представлена четвёриком с часами, над которым возвышается восьмигранный объём, украшенный арками, колоннами и балюстрадами. Они завершаются восьмигранной крышей с пролётами готической формы, разделёнными двойными колонками[90][18].

Отводная стрельница сохранила архитектурные формы XV века и представлена прямоугольником, который уже нижнего объёма башни. Конструкция не имеет крыши и в верхней части по периметру оформлена рядом зубцов. Углы декорированы лопатками с пьедесталами[90]. С внешней стороны Спасских ворот размещена копия повреждённой таблички на латыни. Когда демонтировали оригинал неизвестно, он хранится в фондах Музеев Кремля и содержит следующую надпись[91]:

IOANNES VASILII DEI GRATIA MAGNUS DUX VOLODIMERIAE, MOSCOVIAE, NOVOGARDIAE, TFERIAE, PLESCOVIAE, VETICIAE, ONGARIAE, PERMIAE, BUOLGARIAE ET ALIAS TOTIUSQ(UE) RAXIE D(OMI)NUS, A(N)NO 30 IMPERII SUI HAS TURRES CO(N)DERE F(ECIT) ET STATUIT PETRUS ANTONIUS SOLARIUS MEDIOLANENSIS A(N)NO N(ATIVIT) A-(TIS) D(OM)INI 1491 K(ALENDIS) M(ARTIIS) I(USSIT)P(ONE-RE)[90][3]

Куранты[править | править код]

Куранты Спасской башни, 2012 год

Циферблаты Спасских курантов выходят на четыре стороны. Диаметр каждого из них составляет 6,12 метра, высота римских цифр — 0,72 метра. Длина часовой стрелки — 2,97 метра, минутной — 3,27 метра. Обод, цифры и стрелки механизма позолочены, а общая масса конструкции достигает 25 тонн. Для четвертичного боя в механизме используются молотки. Они соединены с десятью колоколами, масса каждого из которых превышает триста килограммов. Также установлен один часовой колокол, массой более двух тонн. Механизм занимает десятый ярус башни[92][93].

По одной из версий, часы на Фроловской башне появились сразу после строительства сооружения в 1491 году. Но о первых часовщиках летописи упоминают лишь в XVI веке, и ряд исследователей полагает, что механизм был установлен в этот же период[6][14]. Часы располагались только на Спасской башне и служили для указания времени церковного благовеста всему городу. По указу Петра I в 1705 году Спасские часы переделали на «немецкий лад» с двенадцатичасовым циферблатом[61][14][94]. В 1851—1852 годах братья Николай и Иван Бутенопы изготовили новые куранты, использовав некоторые запчасти[прояснить] старого механизма. Часы занимали с восьмого по десятый ярусы башни. В шесть и двенадцать часов они исполняли марш Преображенского полка, в три и девять — гимн «Коль славен наш Господь в Сионе» композитора Дмитрия Бортнянского[95]. После ремонта 1918 года в двенадцать часов куранты стали исполнять «Интернационал», а в полночь — «Вы жертвою пали…». Бой часов ежедневно передавали по радио[96]. С 1938 года механизм перестал играть мелодии и только отбивал часы и четверти. К инаугурации Бориса Ельцина в 1996 году куранты обновили, чтобы они могли исполнять в двенадцать и шесть часов «Патриотическую песнь», в три и девять — мелодию «Славься» из оперы «Жизнь за царя» композитора Михаила Глинки. После реставрации 1999 года они стали исполнять вместо «Патриотической песни» гимн России, официально утверждённый в 2000 году[97][98][99].

Звезда[править | править код]

С XVI века Спасскую башню венчал золочёный двуглавый орёл. Предположительно, первый вариант выполнили из дерева, но его описание не сохранилось. К концу XIX века навершия были изготовлены из позолоченной меди[18][100]. Последнего орла установили на Спасской башне в 1912 году[37][101]. В преддверии восемнадцатого Дня Октябрьской революции навершие Спасской башни решили заменить на пятиконечную звезду с серпом и молотом. Её выполнили по эскизам художника Фёдора Федоровского и украсили уральскими самоцветами. Центр навершия декорировали гербом страны, выложенным из полудрагоценных камней, от него расходились позолоченные лучи к вершинам. Изделия на Никольских и Спасских воротах стали самыми большими из всех: расстояние между их лучами составляло 4,5 метра, а масса каждой достигала одной тонны[102][103]. В мае 1937 года декор Спасской башни решили заменить светящимся рубиновым аналогом. Старую звезду с самоцветами позднее установили на шпиль Северного речного вокзала. Новое навершие имело конструкцию сходную с флюгером и могло вращаться, размах его лучей составил 3,75 метра. Звезду подсвечивают автономные лампы мощностью 5 киловатт каждая[104][9][105].

После распада Советского Союза общественные деятели неоднократно высказывали предложения восстановить навершия в виде двуглавых орлов. Эту инициативу поддерживают Русская православная церковь, общественные движения «Народный собор», «Возвращение» и другие. В сентябре 2010 года участники фонда «Возвращение» обратились к президенту России с просьбой заменить пятиконечную звезду Спасской башни двуглавым орлом[106][107]. Похожие предложения поступали во время масштабной реконструкции башни в 2014 году. Это вызвало общественный резонанс и беспокойство представителей партии КПРФ. Однако комендант Кремля Сергей Хлебников заверил, что планировалась только замена ламп на энергосберегающие, а не демонтаж звезды[108]. К февралю 2015 года обновили системы подсветки и поворотного крепления конструкции[109].

Реконструкция Спасской башни, 1912 год

Фроловские ворота являлись главным проездным сооружением Кремля и почитались как святые. Через них запрещалось въезжать верхом, проходящие мужчины снимали шляпы перед образом Спасителя на внешней стороне сооружения[20]. В народе существовало поверье, что латинская надпись над воротами сулила проклятие тем, кто пройдёт в головном уборе. Рядом с башней проводили церковные обряды по освящению воды, что подтверждает культовый статус сооружения[110]. Историк Алексей Малиновский полагал, что эта традиция родилась в правление царя Михаила Фёдоровича. К башне примыкали келии Воскресенского монастыря, где проживала мать государя инокиня Марфа Иоанновна. Вероятно, дежурившая у ворот стрелецкая стража требовала от простолюдин снимать головные уборы перед покоями монахини. Традиция прижилась, и в 1648 году её официально закрепили указом царя Алексея Михайловича[111][112][61]. Ослушавшийся распоряжения должен был сделать пятьдесят земных поклонов[113]. Историк Иван Снегирёв сообщает о поверии, согласно которому во время вступления войск Наполеона в Кремль сильный порыв ветра сорвал треуголку императора[35]. Путешественник Хуан Валера описал обычай[114][115]:

...проходя под ними, все обязаны обнажать головы и кланяться, причём от обязанности воздавать такие почести никоим образом не освобождены ни иностранцы, ни те, кто исповедуют иную, а не православную веру.

Ворота являлись парадным въездом в Кремль для военных полков и иностранных посланников. Так, после взятия Казани Иван IV торжественно въехал в крепость через Фроловскую стрельницу. Этим маршрутом Кремль покинула

ru.wikipedia.org

Алевизов ров — Википедия

Алеви́зов ров — фортификационный ров, существовавший с 1508 по 1814 год на территории Красной площади в Москве. Канал проходил вдоль стен Кремля от Угловой Арсенальной до Беклемишевской башни и соединял Неглинную с Москвой-рекой. Был назван в честь архитектора Алевиза Фрязина (Нового), руководившего строительством сооружения[2][3][4].

В настоящее время на Красной площади хорошо заметна просадка грунта и брусчатки по линии, где раньше находился ров.[источник не указан 106 дней]

Стены, ров и берма Московского Кремля на иконе «Похвала Богоматери Владимирской», 1668 год Карта Кремля, XVII век

Строительство[править | править код]

В летописных свидетельствах сохранилось мало данных о создании Алевизова рва. Из Патриаршей (Никоновской) летописи следует, что в 1508 году великий князь Василий III распорядился: «вкруг града Москвы ров делати каменем и кирпичём и пруды чинити вокруг града». В этом же году вдоль восточной стены крепости заложили канал, вода в который должна была поступать из реки Неглинной[5][6]. Автором проекта выступал архитектор Алевиз Фрязин, отвечавший также за гидротехнические работы[7][8][4]. Канал обеспечивал дополнительное укрепление этой части Кремля, которая в отличие от остальных не была защищена естественными водотоками. Траншея была необходима, чтобы помешать неприятелю подвести стенобитные орудия или произвести подкоп. В исторических документах сохранилось упоминание, что «того же лета [1508 год] почали делати стену камену во рве от Неглинны от круглой стрельницы к Никольским воротам»[9]. Во время строительства использовали белый камень и кирпич, которыми выкладывали берега и дно канала[10][11][12].

Параллельно с этими работами в 1514 году на Неглинной началось возведение каменных плотин, что должно было подготовить водоток к заполнению полости рва[13][14]. Первой создали дамбу в устье рядом с Москвой-рекой, к 1515 году построили ещё одну у Боровицких ворот, а в 1516 — третью, а также мост против Рисположенской улицы, которая находилась у Троицкой башни. В результате вдоль течения реки образовались крупные водоёмы, которые стали своеобразными заграждениями, защищавшими западную стену Кремля. Кроме того, на Неглинной выкопали пруды и поставили водяные мельницы[15][16][17]. После окончания работ Алевиз Фрязин управлял очисткой прудов Алевизова рва[18].

Исследователи отмечают, что невозможно достоверно представить ход строительства канала, так как о работах и конструкции рва сохранилось мало сведений[13][7]. Известно, что сложный рельеф в южной части укреплений требовал создания дополнительной системы шлюзов. В июне 1519 года начался завершающий этап, во время которого «почали копати ров от Неглинны против круглой стрельницы от Торгу». После чего строительные работы были окончены и для запуска канала осталось только убрать межстенную преграду[5][4][19]. Канал протянулся от Беклемишевской до Собакиной (Угловой Арсенальной) башни. На проездных Никольских, Спасских и Константино-Еленинских воротах обустроили деревянные подъёмные мосты через ров, которые позднее заменили каменными. Некоторые историки полагают, что в 1533 году по берегам рукотворного водотока возвели кирпичные парапеты с зубцами, напоминавшими выступы на стенах Кремля[4][20]. В этот же период со стороны Москвы-реки соорудили дополнительную стену с зубьями, которая выполняла оборонительную функцию, а также препятствовала размыву фундамента крепости[21][16]. Однако согласно другим данным зубчатые ограждения вдоль рва создали только в 1599—1600 годах в правление Бориса Годунова[22][23].

Одним из первых иностранцев, упоминавших Алевизов ров, является австрийский дипломат Сигизмунд фон Герберштейн. В книге «Записки о Московии» он рассказывает о большом церковном празднике 1517 года, во время которого над обустройством рва работало свыше ста человек[24]. В 1549 году историк также описал гидрографические сооружения на Неглинной:

<...> перед городом, около высшей части крепости, так запружена, что разливается в виде пруда; вытекая отсюда, она наполняет рвы крепости, на которых находятся мельницы, и, наконец, как я уже сказал, соединяется с рекой Москвой[25].

В 1701 году географ Иван Кирилов так характеризовал Алевизов ров в своём трактате «Цветущее состояние Всероссийского государства»:

<…> ров глубокий, выкладен с обеих сторон каменными стенами: в него первые к ворота Спасские с площади…вторые Никольские; к тем обоим воротам чрез вышеозначенной ров на каменных сводах мосты[11].

Кроме того, историк указывает размеры канала. Его длина от Никольских до Константино-Еленинских ворот составляла 506 метров, глубина до зубцов достигала в некоторых местах 12 метров (по другим данным — 13 метров[20]), ширина по дну — до 32 метров, а на поверхности — до 34[26]. Также известно, что на территории Красной площади ров был прорыт шириной более 36 метров[20].

XVI—XVII века[править | править код]

Алевизов ров на Красной площади, XVII век

Согласно свидетельствам иностранных путешественников, во второй половине XVI — начале XVII века часть Алевизова рва между Никольскими и Спасскими воротами осушили. Это указывает на утрату оборонительного значения сооружения[27][13]. Английский мореплаватель Климент Адамс, посещавший Москву в 1553—1554 годах, в своих воспоминаниях сообщал, что в это время канал не был наполнен. Возможно, что в тот момент проводились очистительные работы, однако по показаниям другого путешественника в 1596-м ров также стоял сухим[28].

Пустующий канал использовали для разных целей. Так, в правление Ивана Грозного участок близ Никольских и Спасских ворот переоборудовали под зверинец, куда поместили льва и львицу. Животных подарила русскому царю английская королева Мария I Тюдор, однако они погибли в 1571 году во время пожара после ханского набега. По другим данным, львица умерла от голода при осаде крепости[29][22][30]. Немецкий опричник Генрих фон Штаден сообщал, что некоторое время в канале также проживал слон, прибывший из Ирана в качестве подарка от шаха Тахмаспа. В книге «Прогулки по допетровской Москве» указывается, что, по легенде, при встрече с необычными животными Иван Грозный узнал об их способности преклонять колени и потребовал, чтобы они выразили ему почтение таким способом. Когда одного из слонов погонщики не смогли заставить выполнить этот трюк, царь якобы распорядился зарезать непокорного зверя. Однако по другой версии животные были измотаны долгим путешествием и наступившей осенью один из них погиб от воспаления лёгких[31]. Для оставшегося слона обустроили бревенчатую пристройку рядом со львиным вольером. Зимой строение отапливали, животное покрывали толстой войлочной попоной и обували в специальные валенки. Кроме того, его поили вином, разведённым с горячей водой[32]. Однако, когда через несколько лет в городе вспыхнула эпидемия чумы, москвичи обвинили заморского зверя и погонщика в распространении заразы. Чтобы успокоить толпу, царь повелел удалить слона и его провожатого в одно из сёл под Тверью[33][34][35].

В начале XVII века по указу Бориса Годунова канал очистили. В правление Алексея Михайловича в Алевизовом рве также поселили слона, которого послал царю персидский шах Аббас II. Однако животное вскоре начало страдать желудочными расстройствами и с наступлением морозов погибло[32]. Высушенную траншею использовали для хранения зелейной казны — припасов пороха и снарядов[36]. Советский историк Татьяна Панова полагает, что Алевизов ров пострадал в Смутное время, а в 1625 году проводился ремонт зубчатой ограды на участке более 80 метров[13]. Известно, что в этот период на площади рядом с каналом размещались церкви, в разное время их количество достигало 15. В названиях храмов обозначалось положение («на рву»), а к имени святого прибавлялось: «на костях и на крови». На территории этих соборов отпевали и хоронили людей, казнённых на Красной площади[37][38]. В 1680-м церкви вдоль канала разобрали, а местные святыни перенесли в приделы собора Покрова, что на Рву[39][40].

XVIII—XIX века[править | править код]

По указу Петра I в начале XVIII столетия в связи с возросшей угрозой атаки шведов вдоль Кремлёвских стен насыпали земляной вал с бастионами, проложили новый канал, снова наполнили водой Алевизов ров, за которым создали контрэскарп. Берму между водотоком и крепостной оградой обнесли стеной с косыми входами. Рядом с Угловой Арсенальной башней устроили фланки, а у Никольской и Спасской — фланки и редан[41][42].

Известно, что в этот период ров на Красной площади относился к ведомству Медицинской канцелярии. На склонах траншеи рядом с Угловой Арсенальной башней располагался аптекарский сад, грунт для которого привозили из других частей города[43][44]. В 1771 году во время реставрации кремлёвских укреплений Екатерина II распорядилась «употребить по способности для клажи и морения извести» часть рва[45]. В 1782-м водоёмы на Неглинной осушили в связи с обустройством водопроводного канала[46]. В 1786 году при реконструкции Красной площади вдоль траншеи построили двухэтажные торговые лавки[47].

К началу XIX века Алевизов ров заполнял различный мусор, а кирпичная облицовка сооружения частично осыпалась. В 1802 году Александр I выделил средства на реконструкцию крепости, во время работ мосты у Никольских и Спасских ворот разобрали, а канал на этом участке засыпали[48]. К 1810-му оставшуюся часть траншеи в районе Васильевского спуска использовали для сброса строительных и бытовых отходов. Так, в ров скидывали бракованные керамические изделия: игрушки, светильники, рыболовные грузила[49]. В 1814—1815 годах под руководством архитектора Осипа Бове проходила реставрация Красной площади после войны 1812-го[50]. В этот период торговые лавки вдоль рва снесли, а саму траншею засыпали. У Кремлёвской стены высадили деревья, обустроили бульвар и Кремлёвский проезд[51]. Кроме того, реку Неглинную заключили в кирпичный тоннель, а на месте поймы водотока разбили Александровский сад[52]. По некоторым данным, после этого единственным сохранившимся напоминанием об Алевизом рве осталось название Собора Покрова Пресвятой Богородицы, что на Рву (храма Василия Блаженного)[12].

Васильевский спуск и бульвар вдоль Кремлёвской стены, 2013 год

Зимой 1924 года во время обустройства первого Мавзолея Владимира Ленина строители наткнулись на западную стену Алевизова рва. При раскопках в районе Сенатской башни берег канала обнаружили на глубине 2,1 метра, он находился на расстоянии 15,7 метра от стен Кремля. Из-за холодной погоды и короткого срока проводимых работ исследователи смогли вырыть котлован глубиной только три — четыре метра[53]. Тем не менее в стене рва удалось обнаружить арку с пролётом более четырёх метров. Она имела кирпичные своды и известняковую забутовку[10]. В дальнейшем научные изыскания на этой территории удавалось проводить во время ремонтно-строительных работ. Так, в 1958-м при восстановлении покрытия Красной площади возле крепостной стены образовался провал грунта, в результате чего обнаружили разгрузочную арку за западной опорной стеной Алевизова рва[54].

В 1972—1974 годах у Кремлёвской стены по обеим сторонам от Мавзолея Ленина проходили раскопки, во время которых исследователи наткнулись на остатки западной опорной стены Алевизова рва. Кирпичи в кладке отличались по размеру: длина составляла 27,8—31 см, а ширина — 13,3—16,7 см. Вес изделий варьировался от пяти до семи килограмм. Размер белокаменных блоков составлял 25-30×45-50 см. В Государственном историческом музее представлен один из таких камней, его размеры — 34×114×7,5 см, вес — 5,34 килограмма. Толщина швов на исследованной части траншеи составляла 3,5 см[55][56].

В ходе раскопок учёные обследовали участок протяжённостью около 40 метров из 541 метра общей длины Алевизова рва, а также изучили взятый на пробу грунт. В верхней части разреза находились следы гравия, песка и обломки кирпичей, в более позднем слое — крупные куски угля, свидетельствовавшие о пожаре 1812-го. Под ними располагался пласт песка и природного гумуса, содержавший обломки углей и животных костей. Этот слой археологи датировали XVI веком[57][58][59]. В книге «Тайны московских подземелий» приводится следующее описание канала на исследованном участке:

Верх стены залегает всего в полуметре от современной поверхности земли. Дна рва при выходе на проектную отметку котлована (-10 метров) достичь не удалось. Внутренняя стена рва оказалась подобной кремлёвской. Один фасад стены, обращённый внутрь рва, был гладкий и наклонный в сторону Кремля на 1,1 метра на 10 метров высоты. Другой фасад стены, обращённый в сторону Кремля, состоял из арок и был вертикальным. Подобным же образом устроены кремлёвские стены. Глубина арок — 1,6 метра. Ширина арки на глубине 10 метров составила 11,5 метра. Расстояние между арками — 5 метров. Стена достигает 4 метров толщины. Западная стена рва была сложена из кирпича на белокаменном основании[60].

Часть культурного слоя свидетельствовала об использовании склонов траншеи под Аптекарский сад — были найдены щеп и органические остатки. В верхней части канала находилось большое количество предметов обихода и строительного мусора, которые сбрасывали в канаву в начале XIX века во время ликвидации рва[61].

Предположительно, Алевиз Фрязин построил ров на месте более старого, который относился к крепости Дмитрия Донского. Археолог Ростислав Леонидович Розенфельдт считал, что на месте рва ранее располагалась промоина-овраг[38]. Канал был выстроен согласно правилам фортификационного искусства, поэтому не примыкал вплотную к стене Кремля, а отделялся от неё бермой. Она давала возможность обстреливать неприятеля фронтальным огнём при возможном нападении. Ширина этого участка достигала 15 метров, возможно, на нём были установлены рогульки и другие искусственные преграды[62]. В 1990 году на этой территории проводилась комплексная геологическая разведка, во время которой удалось установить ширину рва на участке близ Васильевского спуска. Впервые была зафиксирована толщина восточной стены траншеи: она расширялась от 2,5 метров в верхней части до 7 метров внизу. При этом ширина рва на этом участке варьировалась от 27 до 40 метров, а в придонной части составляла 22,5 метра. Во время исследований учёные также выяснили и глубину канала. Так, рядом с Константино-Еленинской башней она составляла 12 метров, в то время как на участке, расположенном на 50 метров южнее — четыре. Это может свидетельствовать о расположении шлюзового устройства, снабжавшего ров водой. Ниже по течению глубина сооружения снова увеличивалась. В районе Васильевского спуска дном фортификационного сооружения являлись природные отложения известняка, залегавшие на глубине 12 метров и служившие опорой для склонов канала[63].

Предположительно, при строительстве рва сначала вырыли котлован для стен, и только после их сооружения землю, находившуюся в траншее, выкопали для последующего наполнения рва водой[64]. Исследователи предполагают, что у Константино-Еленинской и Беклемишевской башен располагались шлюзы, благодаря чему нижняя часть рва наполнялась проточной водой через них либо из Москвы-реки[16]. Так, специалисты Центра историко-градостроительных исследований, основываясь на донесениях архитектора Дмитрия Ухтомского, заключили:

[ Алевизов ров питался] из специальных колодцев, устроенных на выходах водоносных пластов и приуроченных к секторам рва, перегороженного шлюзами. Один из таких колодцев сохранялся до середины XVIII века у Спасской башни и служил для полива Аптекарского сада[59][60].

Согласно этой теории на участке от Никольской до Спасской башни зодчие вскрыли водоносные слои на отметке 10-15 метров, что объясняет значительную глубину сооружения. Эту гипотезу поддержал также археолог Игорь Кондратьев, ссылавшийся на значительную разницу высот Неглинной и Москвы-реки[1].

  1. 1 2 3 На дне (неопр.). Архнадзор (8 июля 2009). Дата обращения 3 июня 2018.
  2. ↑ Москва, 1980, с. 103.
  3. ↑ Панова, 2014, с. 375.
  4. 1 2 3 4 Бартенев, 1912, с. 33.
  5. 1 2 Забелин, 1990, с. 142.
  6. ↑ Фальковский, 1950, с. 217—228.
  7. 1 2 Владимирский летописец, 1965, с. 141—142.
  8. ↑ Никоновская летопись, 1904, с. 8.
  9. ↑ Владимирский летописец, 1965, с. 140.
  10. 1 2 Панова, 2014, с. 382.
  11. 1 2 Кирилов, 1977, с. 117.
  12. 1 2 Алевизов ров (неопр.). Моспрогулка (2018). Дата обращения 3 июня 2018.
  13. 1 2 3 4 Панова, 2014, с. 377.
  14. ↑ Владимирский летописец, 1965, с. 141—144.
  15. ↑ Владимирский летописец, 1965, с. 142.
  16. 1 2 3 Фальковский, 1950, с. 218.
  17. ↑ Романюк, 2013.
  18. ↑ Алевиз Фрязин (неопр.). Храмы России (2005). Дата обращения 22 мая 2018.
  19. ↑ Владимирский летописец, 1965, с. 144.
  20. 1 2 3 Сытин, 1950, с. 47.
  21. ↑ Рабинович, 1982, с. 52.
  22. 1 2 Романюк, 2013, с. 186.
  23. ↑ Бельский летописец, 1978, с. 239.
  24. ↑ Герберштейн, 1988, с. 110.
  25. ↑ Герберштейн, 1988, с. 132.
  26. ↑ Кирилов, 1977, с. 118.
  27. ↑ Сухман, 1991, с. 149,163,204.
  28. ↑ Сухман, 1991, с. 137.
  29. ↑ Штаден, 2002, с. 63,69.
  30. ↑ Петрей, 1997, с. 159.
  31. ↑ Беседина, 2009, с. 238.
  32. 1 2 История московского зоопарка и зверинцев в Москве (неопр.). Прогулки по Москве (13 февраля 2013). Дата обращения 6 июня 2018.
  33. ↑ Беседина, 2009, с. 239.
  34. ↑ Как Иван Грозный отправил слона в ссылку (неопр.). i-fakt.ru. Дата обращения 22 мая 2018.
  35. Наталия Савенкова. 7 русских слонов (неопр.). Русская семерка (22 сентября 2013). Дата обращения 22 мая 2018.
  36. ↑ Снегирёв, 1842, с. 322.
  37. ↑ Беседина, 2009, с. 233.
  38. 1 2 Розенфельдт, 1957, с. 93—99.
  39. ↑ Снегирёв, 1842, с. 345.
  40. ↑ Беседина, 2009, с. 234.
  41. ↑ Снегирёв, 1842, с. 324.
  42. ↑ Памятники архитектуры, 1983, с. 285.
  43. ↑ Панова, 2014, с. 385.
  44. ↑ Ковригина, 1999, с. 41.
  45. ↑ Панова, 2014, с. 379.
  46. ↑ Фальковский, 1950, с. 219.
  47. ↑ Федотов, 2017.
  48. ↑ Снегирёв, 1842, с. 325.
  49. ↑ Панова, 2014, с. 386—389.
  50. ↑ Покровская, 1964, с. 37.
  51. ↑ Романюк, 2013, с. 197.
  52. ↑ Москва. Энциклопедический справочник, 1992.
  53. ↑ Бондаренко, 1991, с. 201.
  54. ↑ Панова, 2014, с. 383.
  55. ↑ Панова, 2014, с. 382—384.
  56. ↑ Панова, 2014, с. 390.
  57. ↑ Панова, 2014, с. 384.
  58. ↑ Панова, 2014, с. 388.
  59. 1 2 Белоусова Т. М. Тайны подземной Москвы. — Москва: Московский рабочий, 1997. — 272 с. — ISBN 5-239-01908-8.
  60. 1 2 Яковлева, 2014.
  61. ↑ Панова, 2014, с. 384—388.
  62. ↑ Ласковский, 1858, с. 127.
  63. ↑ Панова, 2014, с. 391.
  64. ↑ Панова, 2014, с. 392.
  • Москва: Энциклопедия / Нарочницкий А. Л. — Москва: Советская энциклопедия, 1980. — 688 с. — 200 000 экз.
  • Полное собрание русских летописей. VIII. Летописный сборник, именуемый Патриаршею или Никоновскою летописью / Платонова С. Ф., Адрианов С. А. — Санкт-Петербург: типография И. Н. Скороходова, 1904. — Т. 13. — 302 с.
  • Полное собрание русских летописей. Владимирский летописец / Тихомиров М. Н. — Москва: Наука, 1965. — Т. 30. — 240 с.
  • Полное собрание русских летописей. Постниковский, Пискаревский, Московский и Бельский летописцы / Рыбаков Б. А. — М.: Наука, 1978. — Т. 34. — С. 239. — 304 с.
  • Малиновский А. Ф. Обозрение Москвы. — Москва: Московский рабочий, 1992. — 256 с. — 50 000 экз. — ISBN 5-239-01340-3.
  • Либсон В. Я., Домшлак М. И., Аренкова Ю. И. и другие. Кремль. Китай-город. Центральные площади. — Москва: Искусство, 1983. — 504 с. — (Памятники архитектуры Москвы).
  • Герберштейн С. Записки о Московии / Янин В. Л., Малеин А. И., Назаренко А. В. — Москва: Издательство Московского государственного университета, 1988. — 430 с. — ISBN 5-211-00183-4.
  • Бартенев С. П. Московский Кремль в старину и теперь. Исторический очерк кремлёвских укреплений. — М.: Синодальная типография, 1912. — Т. 1. — 290 с.
  • Кирилов И. К. Цветущее состояние Всероссийского государства. — Москва: Наука, 1977. — 444 с.
  • Снегирёв И. М. Памятники московской древности, с присовокуплением очерка монументальной истории Москвы и древних видов и планом древней столицы, с тремя планами и 41 рисунком. — Москва: Типография А. Семена, 1842. — 565 с.
  • Записки о Московии / составитель Сухман М. М. — Москва: Столица, 1991. — С. 110. — 427 с. — 50 000 экз. — ISBN 5-7055-1141-8.
  • Штаден Г. Записки немца-опричника. — Москва: РОССПЭН, 2002. — 238 с. — ISBN 5-8243-0273-1.
  • Фальковский Н. И. Москва в истории техники. — Москва: Московский рабочий, 1950. — 528 с.
  • Беседина М. Б. Прогулки по допетровской Москве. — Москва: Астрель, 2009. — 318 с. — ISBN 978-5-271-23963-2.
  • Забелин И. Е. История города Москвы. — Москва: Столица, 1990. — 688 с. — ISBN 5-7055-0001-7.
  • Панова Т. Д. Алевизов ров — история и материалы исследований / Баталов А. Л., Беляев С. А., Воротникова И. А. — Москва: БуксМАрт, 2014. — С. 375—380. — 464 с. — ISBN 978-5-906190-25-3.
  • Романюк С. К. Сердце Москвы. От Кремля до Белого города. — Москва: Центрполиграф, 2013. — 908 с. — (Москва и Подмосковье. История. Памятники. Судьбы). — ISBN 978-5-227-04778-6.
  • Рабинович М. Г. Не сразу Москва строилась. — Москва: Московский рабочий, 1982. — 208 с.
  • Ласковский Ф. 1 // Материалы для истории инженерного искусства в России. — Санкт-Петербург, 1858. — 316 с.
  • Бондаренко И. А. Красная площадь Москвы: архитектурный ансамбль. — Москва: Стройиздат, 1991. — 296 с.
  • Сытин П. В. История планировки и застройки Москвы. — Москва, 1950. — 415 с.
  • Петрей Пётр, Исаак Масса. История о великом княжестве Московском. — Москва: Фонд Сергея Дубова, 1997. — С. 560. — ISBN 5-89486-001-6.
  • Розенфельдт Р. Л. К вопросу о начале Москвы // Советская архитектура. — 1957. — С. 93—99.
  • Яковлева О. Тайны московских подземелий. — Москва: БММ, 2014. — 240 с. — ISBN 978-5-88353-602-0.
  • Ковригина В. А. Аптеки и аптекари Москвы второй половины XVII — первой четверти XVIII веков // Вестник Московского государственного университета. — 1999. — С. 41.
  • Федотов В. И. Реликвия русского купечества. — Издательские решения, 2017. — 550 с. — ISBN 9785448398209.
  • Покровская З. К. Архитектор О. И. Бове. — Москва: Издательство литературы по строительству, 1964. — 104 с.
  • Романюк С. К. Москва за Садовым кольцом. — М.: Астрель, 2007. — 896 с. — ISBN 978-5-17-044643-8.
  • Москва. Энциклопедический справочник. — Москва: Большая Российская Энциклопедия, 1992.

ru.wikipedia.org


Смотрите также




© 2008- GivoyDom.ru